Нахимов Павел Степанович

(1800-1855) русский флотоводец, адмирал

Ясным летним днем 1854 года англо-французская и турецкая эскадры подошли к крымскому берегу и высадили десант. Так начался новый этап Крымской войны, во время которой имя Нахимова Павла Степановича обрело бессмертную славу.

Он происходил из старинного дворянского рода и был внуком известного в свое время, но забытого теперь поэта Акима Николаевича Нахимова.

Военное дело было в роду семейной профессией. Их родоначальник М. Нахимов был сотником в войсках Богдана Хмельницкого. После того, как Павел поступил в Морской корпус, туда же пришел и его младший брат Сергей, который впоследствии тоже стал адмиралом российского флота.

Еще в Морском корпусе Павел Нахимов попал в подчинение к лейтенанту М. Лазареву. Вскоре они сдружились, и практически вся жизнь Нахимова прошла под командой Лазарева. После окончания училища Лазарев, ставший к тому времени известным полярным исследователем, первооткрывателем Антарктиды, включил Павла Нахимова в состав экипажа русской кругосветной экспедиции. Она стала настоящей школой для молодого офицера, и именно там Нахимов научился находить выход из самых сложных ситуаций.

Кругосветное путешествие продолжалось три года, и после его окончания он начал служить на Черноморском флоте, оставшись под командой Лазарева. Уже через два года, в 1827 г. , Павел Степанович Нахимов отличился во время Наваринского сражения, когда сравнительно небольшая русско-французская эскадра, состоявшая всего из двадцати семи кораблей, одержала победу над всем турецким флотом, в котором было почти семьдесят хорошо вооруженных судов.

В этом сражении Павел Нахимов впервые выступил как инициативный командир и применил неизвестную до того времени тактику маневра огнем. Во время боя корабль «Азов», на котором он командовал артиллерией, настолько успешно вел артиллерийскую дуэль с неприятельскими судами, что заставил их нарушить установленный строй и тем самым обеспечил разгром турецкого флота.

После этого боя Нахимов был назначен командиром корвета «Наварин», на котором применил оригинальную систему обучения экипажа. Он разработал методику проведения учебных стрельб, когда имитировались боевые условия.

В это же время, по инициативе Павла Нахимова начинается и процесс реформирования корабельной артиллерии. Однако недостаточное развитие русской промышленности в те годы не давало возможности обеспечить столь грандиозное преобразование. Нахимов смог частично осуществить задуманное только много лет спустя, когда уже командовал эскадрой кораблей.

Известность пришла к флотоводцу в 1853 году, когда на Черном море началась русско-турецкая война. В то время Турция восстановила свой военно-морской флот после ряда поражений, нанесенных ей русским флотом, и объявила о закрытии для русских судов проливов Босфор и Дарданеллы.

Начавшийся на Черном море период затяжных штормов делал невозможным решительные действия русского флота. В этих условиях эскадра под командованием Павла Нахимова вышла из Севастополя и, совершив невероятно сложный переход через бушующее Черное море, подошла к турецкой крепости Синоп, которая являлась основной базой турецкого флота.

Командующий турецкой эскадрой адмирал Осман-паша считал, что Нахимов, в распоряжении которого находилось всего восемь кораблей, не решится напасть на вдвое превосходивший его по численности турецкий флот. К тому же турецкие корабли находились под мощным огневым прикрытием своей крепости.

Однако Павел Степанович Нахимов сумел выманить противника из зоны огня береговых орудий и обрушил на него всю мощь русской артиллерии, которая по численности превосходила турецкую. Точная прицельная стрельба и применение неизвестных туркам разрывных «бомбических снарядов» обусловили их поражение. Турецкий флот был разбит, при этом русская эскадра не потеряла ни одного корабля. Нахимов с победой вернулся в Севастополь и стал настоящим героем. Он был назначен командиром военно-морской базы и севастопольского порта. Синопский бой вошел в историю как последнее крупное сражение эпохи парусного флота.

Павел Нахимов понимал, что победа при Синопе в сущности является иллюзией, поскольку русский флот в то время состоял из кораблей устаревшей конструкции и сильно уступал турецкому.

Когда в 1855 году неприятельские войска подошли к городу, Севастополь оказался в крайне трудном положении. Это была мощная военно-морская крепость с сильной береговой артиллерией, рассчитанной на наступление противника с моря. Со стороны же берега город оказался практически беззащитным.

Поэтому Павел Степанович Нахимов мобилизовал все силы для того, чтобы возможно сильнее укрепить город. Эта работа принесла плоды, когда началась знаменитая оборона Севастополя. Адмирал нашел единственный выход из положения, приказав затопить старые парусные корабли у входа в севастопольскую бухту, чтобы вражеские корабли не смогли подойти к берегу. Снятые с затопляемых кораблей пушки были установлены на подступах к городу с суши. Оборонительными работами вместе с Нахимовым руководили русские адмиралы Владимир Корнилов и В. Истомин.

Во время обороны Севастополя в городе находилось много известных людей, в их числе были артиллерийский поручик граф Л. Толстой, поэты А. Толстой и А. Жемчужников, будущий меценат и издатель Д. Чертков. Как известно, художественной хроникой событий стали «Севастопольские рассказы» Л. Толстого. В них отражен и образ бесстрашного адмирала. В севастопольских лазаретах работал крупнейший русский хирург того времени Николай Пирогов.

Павел Степанович Нахимов был подлинной душой обороны города. Он ежедневно обходил передний край, лично наблюдая за действиями командиров.

Город оборонялся, но число его защитников таяло. Еще в марте погиб командующий обороной адмирал Истомин, и Павел Нахимов фактически возглавил русскую армию и флот. Солдаты называли его «отцом-благодетелем».

Однако 30 июня 1855 года он был тяжело ранен в голову и, несмотря на все усилия врачей, через несколько часов умер. Но память о выдающемся адмирале сохранилась до сих пор. О нем сложены песни и легенды.

Во время Отечественной войны был учрежден орден Нахимова и открыты нахимовские военно-морские училища для детей-сирот.