Арбузов Алексей Николаевич

(1908-1986) советский драматург

Один из крупнейших отечественных драматургов, писатель, чьи произведения занимают большое место в истории советского театра, А. Арбузов пришел в литературу из театра.

В молодости Алексей Арбузов был актером и навсегда сохранил внутренний артистизм, стремление к игре, к перевоплощению, к тому, чтобы постоянно быть на виду.

Ему пришлось уйти со сцены, но он на всю жизнь «заболел» театром и создал его в себе, где он был и актер, и режиссер, и зритель. Арбузов всегда смотрел на себя как будто со стороны, всегда чуть-чуть играл даже в общении с друзьями, любил, чтобы его поступки были немного преувеличены, так сказать, поданы, потому что все время ощущал себя на подмостках. Арбузов каждый раз бывал другим. Те люди, которые долго его не видели, узнавали писателя с трудом, потому что он все время перевоплощался в иной образ, проигрывая чем-то показавшийся ему привлекательным характер, чью-то манеру поведения.

Человек близкий к театру не может не чувствовать бега времени. И Арбузов всегда остро ощущал эти изменения, меняясь сам.

В юности Арбузов был беспризорником, много повидал и испытал. Впоследствии, уже будучи известным драматургом, он написал в автобиографии, как приобщился к театру: «Попав на воспитание к тетке, хотел снова уйти бродяжничать, но всему помешал один осенний вечер 20-го года - я попал в Большой Драматический театр, где давали «Разбойников» Шиллера. . . Возвращаясь домой после спектакля, я понимал, что теперь вне театра уже нет жизни, я придумывал новый финал «Разбойников», я грезил своим будущим, а оно было - театр, театр, театр. . . В течение четырех лет галерея 4-го яруса была моим домом, моей семьей - все значительное происходило здесь».

Арбузов стал актером, руководил бригадой агитпоезда, вел кружок художественной самодеятельности в Ленинграде, участники которого часто ставили инсценировки популярных в то время судов над хулиганами и растратчиками. Тогда же он стал писать пьесы, которые и разыгрывались актерами самодеятельности.

Знаний у юноши было еще немного, поэтому на него не давил груз классической эрудиции и его не мучили трудные вопросы истории. В своих пьесах он описывал то, что видел и пережил сам. Арбузов стал своего рода символом нового, советского театра. Можно сказать, что драматург родился вместе с советским театром, который тогда представлял самые подвижные формы революционного творчества - «Синяя блуза», ТРАМ, «Живая газета».

В ноябре 1930 года Арбузов написал пьесу «Класс», которая представляла собой прямолинейную, черно-белую схему реальной действительности. Вслед за ней появились другие его пьесы - «Идиллия», «Третий Ян», «Дальняя дорога».

Это, конечно, далеко не лучшие произведения драматурга, но в них уже проявляются черты зрелого мастера. Первые пьесы позволили ему набраться опыта, лучше понять специфику сцены. Литератор заставил героев жизни стать героями театра. Его персонажи говорят о себе беспощадно, не скрывая ни хорошего, ни плохого. Они искренне жалуются и открыто радуются, словно исповедуются перед зрителем. И это особое, исповедальное начало пьес Арбузова определяет их лирическое настроение. Его драматургия воспринималась в те годы как своего рода «скорая душевная помощь», которой нет без жалости, без сострадания.

В жизни Арбузова был период, когда он служил заведующим литературной частью колхозного театра. Это был скорее драматический кружок, без собственного репертуара, без декораций и без специального помещения.

Арбузов написал для этого театра пьесу «Шестеро любимых». Позже драматург говорил: «Написана комедия была с учетом местных средств и возможностей и была необыкновенно проста. В списке действующих лиц значилось всего шесть человек (три девушки и трое мужчин), была одна декорация, к тому же в ней и не имелось никаких особых атрибутов, которых нельзя было бы достать в любом селе». Вскоре эту пьесу напечатали в журнале «Колхозный театр», а затем поставили почти во всех профессиональных труппах. Гак, совершенно случайно, Арбузов стал репертуарным драматургом.

В 1939 году он написал пьесу «Таня». Уже в самом ее заглавии он определяет жанровые и идейные особенности произведения, показывая, как искусство театра близко придвинулось к человеку, к его каждодневной жизни.

Примечательна сценическая судьба этой пьесы. Поставленная в Театре Революции с М. Бабановой в главной роли, «Таня» с тех пор ни на один сезон в течение нескольких десятков лет не сходила со сцены. Только в Театре Революции количество спектаклей перевалило за тысячу. Этот спектакль входил в репертуар драматических театров всей страны, а образ главной героини создавали лучшие актрисы.

С именем Арбузова связано одно из интереснейших событий художественной жизни конца тридцатых годов - создание Московской театральной студии. Арбузов вместе с учеником знаменитого Мейерхольда режиссером В. Плучеком собрал вокруг себя молодых актеров, талантливых людей из самодеятельности, начинающих литераторов, театральных художников, композиторов - словом, всех тех, кто мечтал о профессиональной сцепе и хотел работать в театре.

Сейчас в энциклопедиях эта студия именуется не иначе как Московская театральная, а тогда она называлась просто - арбузовская. Арбузов и в самом деле был душой этого начинания, так как его давно уже не удовлетворяли существующие театральные формы и он стремился изменить их.

К моменту организации студии Алексей Арбузов был уже известным драматургом, но оставил свои литературные занятия и с головой погрузился в сложную организационную работу, подбирал актеров, пытался разработать принципы существования нового театрального дела.

Для студии он написал пьесу «Город на заре». Это произведение имело такую же счастливую сценическую судьбу, как и «Таня». «Город на заре» посвящен строителям Комсомольска-на-Амуре. В нем много романтики, но еще больше пафоса, неизбежного для советской драматургии. И тем не менее этот спектакль воспринимался как новое слово в области театральной формы и театральной стилистики.

В годы войны Арбузов совместно с А. Гладковым написал пьесу «Бессмертный». Она не стала военной классикой, как пьеса «Фронт» А. Корнейчука или «Русские люди» К. Симонова, и все же в ней много поучительного. У Арбузова есть и другая пьеса военных лет - «Домик в Черкизове» (позже она стала называться «Домик на окраине»). Ее действие происходит в тылу, в Москве, где на оборонном заводе совсем молоденькие девушки выпускают и ремонтируют танки. Одна из них воевала на фронте, а остальные помогают победе на своем рабочем месте.

Свою следующую пьесу «Встреча с юностью» Арбузов написал уже после войны. Это была уже другая романтика, которая определялась самим временем. Война закончилась, и, несмотря на все трудности, людей захлестывало удивительное чувство радости возвращения к мирной жизни. Это живая пьеса, в которой видны и достоинства писателя, и недостатки, обусловленные особой атмосферой конца сороковых годов.

С середины пятидесятых годов Арбузов начинает готовиться к своему главному произведению - «Иркутской истории». Сюжет пьесы зародился во время поездки на Иркутскую ГЭС, где писатель столкнулся с теми реальными проблемами, которые неизбежно возникали на строительстве, познакомился со своими будущими героями.

До этого на сценах многих театров шла пьеса Арбузова «Годы странствий», где он попытался исследовать некоторые существенные черты героев нового, послевоенного поколения. Но для создания «Иркутской истории» нужны были новые наблюдения и, соответственно, новые формы выражения.

Арбузов всегда говорил, что поездки на «материал» не дают ничего особенного для творчества драматурга: многое ли можно увидеть беглым взглядом командированного? Но на этот раз он изменил своим принципам, поехал на огромное новое строительство и привез оттуда сюжет, образы героев, основные наметки будущей драматической коллизии.

Интересно, что герои «Иркутской истории» остаются на строительстве и после его окончания, хотя многие из них приехали сюда из Москвы, Ленинграда, других крупных городов. Они нашли себя здесь, ощутили свою принадлежность к новому, очень важному делу. В этой драме есть как бы два плана - план реальный, житейский и история века, который создает новых людей, о чем любили говорить советские идеологи.

Арбузов всегда пытался идти в ногу со временем и, отвечая на требования нового поколения, написал пьесу «Мой бедный Марат». Затем последовали пьесы «Счастливые дни несчастливого человека» и «Ночная исповедь».

Драматург работал до последних дней жизни. С годами он все больше склонялся в сторону холодного разума, его пьесы больше напоминали своеобразную программу жизни, нежели реальную жизнь.

В одной из последних своих работ - пьесе «Сказки старого Арбата» - Алексей Арбузов снова вернулся к исходным позициям своего доброго, доступного людям таланта.