Майоль, Аристид Жозеф Бонавентюр

(1861-1944) французский художник и скульптор

Аристид Майоль родился в семье скромного коммерсанта из Баньюль-сюр- Мер, маленького рыболовецкого порта близ французско-испанской границы. Он был вторым по счету среди четверых детей в семье. На каталонском языке его фамилия означает «виноградная лоза». Отец торговал тканями и возделывал свой виноградник, но его предки отличались более буйным нравом. Майоль вспоминал, что его дед был контрабандистом.

Родные места стали источником вдохновения для впечатлительного мальчика, которого воспитывала мать и одинокая тетка Люси. В тринадцать лет он написал свою первую картину — морской пейзаж, правда, осмелился показать ее только через семь лет. Однако одного желания стать художником было недостаточно. Хотя Майоль постоянно рисовал, стремясь выразить свое мироощущение, он провалился на вступительном экзамене в Школу изящных искусств. Только в 1881 г. юноша выдержал экзамен и начал обучаться под руководством академика Жерома. Параллельно до 1885 г. он учился живописи и рисунку в классе академика Кабанеля, преподавателя Школы декоративных искусств. Не выдержав бесконечных придирок Жерома, который требовал аккуратного копирования известных образцов, Майоль в 1885 г. перешел в Школу декоративных искусств, проучившись там до 1887 г.

Лето он проводит в Баньюле, где пишет пейзажи, наполненные светом и особыми красками, присущими Средиземноморью. Родные всячески старались помочь начинающему художнику, тетушка присылала ему ежемесячно 25 франков. В школе Майоль получил профессиональные, но не практические навыки. Ему еще предстоит найти свой стиль.

Встреча, а затем и дружба с Полем Гогеном буквально переворачивают его жизнь, художник увлекается буйством красок, так явственно выраженных на полотнах Гогена. Тогда же Майоль впервые участвует в выставке вместе с группой «наби» — М. Дени, Э. Вюйаром и П. Боннаром. Он буквально заражается поисками О. Ренуара, добивавшегося проявлений локального цвета, рельефности и укрупненности изображения.

Не случайно Майоль также начинает рисовать обнаженных женщин, воспринимая их тело как поверхность, которую «нужно декорировать». Он создает и пейзажи, на которых фиксирует воду, деревья, скалы. Лучшим его живописным произведением считается «Лазурный берег» (1898), где можно увидеть отголосок «Купальщиц» Ренуара и яркие цветовые пятна, контрастно расположившиеся, как на полотнах Гогена. Влияние Сезанна видно в отчетливой рельефности фигуры. Позже Майоля назовут «Сезанном в скульптуре». Сам же художник воздаст должное своему коллеге, запечатлев его на одной из лучших своих композиций.

Майоль окончательно отказался следовать академизму, стремясь к большей простоте и декоративности стиля. Гоген поддержал его на этом пути. Первые картины Майоля, выставленные в салонах Национального общества изящных искусств и галерее «Свободная эстетика», пользуются значительным успехом. Но художник на время оставляет живопись: он открывает для себя гобелены музея Клюни и решает возродить ковровое искусство. Стремясь противопоставить механизации и стандартизации ручное мастерство, в 1893 г. Майоль организует небольшую мастерскую у своей тетки в Баньюле.

Он хочет создать нечто новое, выискивает самые чистые, беспримесные сорта шерсти. Вооружившись учебником ботаники, собирает растения и экспериментирует с ними, создавая собственные красители. Он открыл рецепт красителя, с помощью которого можно получить удивительный красный цвет, поразивший даже знатоков.

Майоль руководит всем процессом производства: сооружает ткацкий станок и усовершенствует его, делает эскизы и картоны для мастериц, составляет гамму красок, стремясь максимально разнообразить цветовые переходы. В 1894 году он выставляет свои изделия «Музыка» и «Очарованный сад» на выставке «Группы двадцати» в Брюсселе. Критика и профессионалы оценили их положительно. Тогда Майоль впервые осмеливается выставиться в Национальном Салоне, где представляет эскизы женских фигур.

В зависимости от запросов заказчиков он изготавливает изобразительно-картинные или утилитарно-практические произведения. Проявив склонность к плавно изгибающейся линии, Майоль будет постепенно отрабатывать ее в последующих вещах, стремясь к большей простоте и законченности. Он ищет равновесие между человеком и окружающей его средой. Даже платья героинь художник решает как рисунки различных растений.

Возможно, подобное мировосприятие определялось изменениями в его личной судьбе. Майоль женился на одной из мастериц, она родила ему сына и стала основной моделью художника. Ее изображения сохранились на рисунках, в дереве, в камне и в бронзе.

Переход к новой форме был обусловлен несколькими обстоятельствами: прежде всего утопией оказалось желание возродить старинный промысел, многое зависело от случайностей, большей частью от наличия заказчиков. Кроме того, стремясь к совершенству, художник серьезно подорвал свое здоровье. В 1900 году из-за болезни глаз ему пришлось оставить гобеленное производство, отказаться и от живописи, и от создания ковров. В дальнейшем он целиком посвятил себя скульптуре.

Его первые опыты относятся к 1896 году, когда он выставил мелкую пластику в отделе декоративного искусства на парижском Осеннем салоне. Известный галерейщик А. Воллар помог ему установить печь для обжига и купил несколько изделий. В 1902 г. у Воллара проходит первая персональная выставка Майоля. В 1903 году благодаря помощи О. Родена в Салоне выставляется его первая статуэтка «Леда».

Скульптор ищет место для работы, одно время живет в Париже и в его предместьях, потом решает, что нужно окончательно перебраться поближе к природе, и селится в родном Баньюле. Тогда он начинает увлеченно заниматься вырезанием фигур из дерева, стремясь, как и прежде, к обновлению формы. Майоль хочет избавиться от прежних увлечений, прежде всего от влияния «наби» и модернизма, хотя и продолжает поддерживать дружеские отношения с представителями данного круга.

Познакомившись с Бурделем, учеником Родена, он получил возможность наблюдать за искусством признанного мастера. Но Майоль не стал последователем Родена, не воспринял его импрессионистические поиски, а, напротив, искал прежде всего «архитектуру устойчивости». Линии его статуй органически сливаются с пейзажем. Подобного построения фигур на местности всегда искали античные мастера. Майоль искренне переживал, когда отдельные его скульптуры не удавалось вписать в окружающий их ландшафт.

Не только родные средиземноморские пейзажи являлись источником его вдохновения; он более, чем кто-либо из современных ему скульпторов, был близок к античной классике. Еще во время обучения в колледже в родном городе Майоль получил стипендию, позволившую ему отдаться любимому увлечению — копированию античных гипсов в местном музее.

Заведя знакомство в 1905 г. с веймарским графом Гарри Кесслером, который становится его почитателем, другом и меценатом, в 1908 г. Майоль получает возможность совершить с ним путешествие в Грецию. Кесслер и станет основным покупателем произведений скульптора.

В том же 1905 г. на Осеннем салоне Майоль выставил бронзовую скульптуру «Средиземноморье». Она произвела огромное впечатление на современников. Один из самых восторженных отзывов принадлежал писателю Андре Жиду, объявившему скульптуру олицетворением нового искусства.

Скульптору удалось достичь пластичности объема, добиться плавности линий силуэта. В его фигурах всегда чувствуется настроение, они выражают определенное состояние («Ночь» 1902—1906). Не случайно так часто встречаются в его творчестве скульптурные группы («Желание», 1907).

Отражая внутреннюю жизнь своих героев, Майоль создал удивительные зарисовки в камне — «Портрет художника Этьена Террю» (1903), «Портрет Огюста Ренуара» (1907). В поисках совершенства линий он тщательно и подолгу работал над своими произведениями, стремясь к гармонии всех частей, цельности скульптурной поверхности, плавности линий силуэта. Первый терракотовый эскиз «Средиземноморье» (1902) Майоль перевел в камень, завершив работу в 1905 г. Над скульптурой «Венера с ожерельем» (1928) он работал десять лет.

Несмотря на декоративность, внешнюю зрелищность, Майоль стремился к абсолютной завершенности, монументальности, законченности своих произведений, они должны были нести в себе определенную авторскую идею, хотя иногда и не совсем понятную окружающим. Так, памятник революционеру Л. Бланки скульптор выполнил в виде обнаженной женской фигуры мощных форм и дал название «Скованное действие» (1906) .

В 1903 г. его проект памятника Эмилю Золя был отклонен, несмотря на активную поддержку Октава Мирбо. В 1908 г. муниципалитетом Пюже-Теньера с оговорками принимается памятник Бланки. Пропорции оказались нарушенными, поскольку фигуру установили на слишком высокий пьедестал. Три года потребовалось, чтобы был установлен памятник Сезанну (1925). Друзья Майоля составили комитет по его защите. Благодаря их усилиям и ходатайству президента Э. Эррио памятник был принят и в 1929 г. помещен в парижском саду Тюильри.

В 1907 г. по заказу И. Морозова Майоль начинает работу над группой из четырех статуй, символизирующих времена года. Каждая скульптура несла и свою идею: скажем, «Помона» (1910) воплощала плодородие. Фигура стала своеобразным символом, знаком манеры скульптора, не случайно ее разные варианты можно встретить в других произведениях, например, в памятнике павшим в Эльне.

Начиная с 1919 г. он создает проекты многих памятников, впоследствии воздвигнутых в нескольких коммунах Руссильона — Порт-Вендре, Эльне, Сере. В 1933 году возводится Памятник павшим в Баньюле — крупнейший мемориальный ансамбль Майоля. В честь своих современников Л. Бланки, П. Сезанна, К. Дебюсси он создает монументы

Постепенно к скульптору приходит международная известность, он выставляется в галерее Гупиля в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке, Базеле. Майоль также совершает путешествие в Италию. В последние годы жизни он вновь обращается к живописи и много рисует. Интересно, что теперь элементы скульптуры привносятся в живопись, цветы на его полотнах выглядят монументально.

В 1944 году жизнь Аристида Майоля трагически оборвалась: он попал в автомобильную катастрофу и вскоре умер от полученных ранений.