Коненков Сергей Тимофеевич

(1874-1971) русский скульптор

Как художник, Коненков Сергей Тимофеевич сложился еще в XIX веке, но он сумел найти свое место и в быстро развивающемся искусстве века двадцатого. Он прошел долгий путь, но всегда был верен главному принципу — реалистическому изображению действительности. По своей творческой концепции Коненков сближается с такими известными мастерами, как А. Бурдель и Огюст Роден.

Сергей Тимофеевич Коненков родился в небольшой деревне Караковичи в Смоленской губернии в зажиточной крестьянской семье. Когда ему исполнилось четыре года, семья осиротела, умерла его мать, и мальчик переехал в дом своего дяди. Его первым учителем стал деревенский пасечник, от которого Сергей и перенял тягу к знаниям.

Дядя заметил способности своего племянника и отдал его в прогимназию, которая находилась в уездном городе Рославле. Там впервые и проявились способности Коненкова к живописи. После окончания курса прогимназии Сергей прожил год в семье знакомых своего дяди, помещиков Смирновых, занимаясь вместе с их сыном с домашними учителями.

После выпускных экзаменов в гимназии он поехал в Москву, где поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. Однако по результатам вступительных экзаменов юноша был зачислен не на живописное, а на скульптурное отделение. Помощи ему ждать было не от кого, и, чтобы прокормиться, Коненкову пришлось одновременно с учебой выполнять различные заказные работы. Одной из них стало оформление фасада дома чаеторговца Перлова. Изготовленные Сергеем Коненковым эскизы были использованы и для оформления магазина хлебных изделий Филиппова.

Выпускная работа Сергея Коненкова — скульптура «Камнебоeц» — была удостоена малой золотой медали, а автор был награжден стипендией имени П. Третьякова. Она давала право годичной командировки за границу.

Вместе со скульптором П. Клодтом Коненков совершил путешествие по Германии и Италии, посетил Париж. Во время поездки он не только много рисовал, но и лепил, стремясь освоить манеру лепки мастеров Возрождения. Находясь во Франции, Сергей Тимофеевич Коненков посетил мастерскую известного скульптора О. Родена и был покорен его экспрессивной, модернистской лепкой.

Поездка за границу имела и другие результаты. Сергей Коненков понял, что ему недостает специального образования, поэтому сразу по возвращении приехал в Петербург и поступил в Академию художеств в класс скульптуры, которым руководил известный художник В. Беклемишев.

Однако вскоре у Сергея Тимофеевича Коненкова возник конфликт со своим наставником, который не мог примириться с тем, что его ученик находится под влиянием Родена, и Коненков стал работать самостоятельно. Гораздо больше ему дало общение со скульптором С. Волнухиным и художником Архипом Куинджи.

Ожесточенную дискуссию в Академии вызвала и выпускная работа Сергея Коненкова — статуя «Самсон». Профессоров смущало, что модернистская трактовка библейского мотива привела к нарушению классических пропорций фигуры. Кроме того, в предложенной Коненковым фигуре было слишком много экспрессии. Молодого скульптора поддержали только Илья Репин и А. Куинджи, они высоко оценили его работу, а Репин даже опубликовал свой отзыв в печати. Благодаря их поддержке скульптор получил звание свободного художника, хотя совет Академии все же отказал ему в обязательной заграничной командировке. А во время событий 1905 года администрация Академии даже распорядилась уничтожить эту статую, чтобы не будоражить студентов. Только в 1916 гаду Сергей Коненков был избран академиком живописи.

В последующие годы он перешел от лепки к весьма необычным для скульптуры материалам: например, стал использовать дерево, инкрустируя его драгоценными камнями. В 1907 году Коненков выставил так называемую «Лесную серию» — ряд деревянных изваяний славянских языческих богов. В них художник сочетал архаические мотивы, приемы примитивной скульптуры и модернистскую экспрессию. В результате каждая скульптура вела как бы игру со зрителем, заставляя его отгадывать сложный ребус, кто же здесь действительно изображен. В 1916—1917 годах на Пресне прошли три персональные выставки художника. Они стали событием в художественной жизни того времени.

Интересно, что в эти годы Сергей Тимофеевич Коненков сближается с большевиками и как своеобразный гимн революции создает фигуру «Нике», запечатлев в ней образ одной из революционерок.

В 1912—1913 годах Сергей Коненков вновь отправляется в путешествие, на этот раз в Грецию, а затем в Египет, где совершенствует свои стилизаторские приемы и осваивает опыт античных скульпторов.

По возвращении в Россию он становится одним из популярных скульпторов, а после революции 1917 года пытается найти свое место в новой действительности. Вначале ему это удается, и он даже принимает участие в так называемом плане монументальной пропаганды. Однако власти настороженно приняли его яркие экспрессивные работы, в которых чувствовалось явное влияние эстетики модернизма. По предложению Луначарского, Коненков, только что ставший профессором ВХУТЕМАСа, уезжает в Ригу сопровождающим художественной выставки.

Из Риги он вместе с выставкой отправился в Америку, где и остался на постоянное жительство. Начиная с 1924 года, Сергей Коненков живет вдалеке от Родины. До 1945 года скульптор работал в Америке и Италии. В это время для него основным жанром становится заказной портрет, а также детали архитектурного оформления различных зданий. Одновременно, по инициативе Максима Горького, художник создает галерею портретов деятелей русского искусства и науки — бюсты М. Горького, Александр Довженко, Ивана Павлова, Фёдора Шаляпина.

Вернувшись после Второй мировой войны в Москву, Сергей Тимофеевич Коненков был удостоен звания народного художника СССР и первым из работников искусств стал Героем Социалистического Труда. Но награды не могли повлиять на новаторский характер его скульптуры. Одновременно с такими традиционными работами, как бюст Ленина или передовых колхозников, Коненков создает образы Людвига Бетховена и Никколо Паганини, которые традиционно считались реформаторами в музыке.

В последние годы жизни художник вновь возвращается к монументальным композициям и восстанавливает свою раннюю работу «Самсон», которая теперь стала называться «Освобожденный человек». Последняя большая выставка мастера была устроена в Москве в начале 1965 года. Она была приурочена сразу к двум юбилеям Коненкова — девяностолетию со дня рождения и семидесятилетию его творческой деятельности.

На выставке были представлены практически все известные произведения ваятеля. А в предисловии к каталогу выставки известный художник Павел Корин назвал Сергея Коненкова патриархом русского искусства.