Завадский Юрий Александрович

(1884-1977) советский театральный режиссер

Замечательный деятель русского советского театра Юрий Александрович Завадский был учеником знаменитого Вахтангова, организовал свой театр-студию и долгие годы руководил им. Свой богатый опыт и талант режиссер Завадский реализовал и тогда, когда был художественным руководителем театра Красной Армии, Ростовского театра имени Горького, когда работал главным режиссером театра имени Моссовета, передавал опыт и знания ученикам.

Свои богатые творческие задатки он перенял, очевидно, от родителей. Правда, его отец, Александр Францевич, служил чиновником, но обладал великолепным басом и даже в свое время получил приглашение в Большой театр дебютировать в партиях Руслана и Гремина. Но артистом он стать не решился, боясь потерять работу. Он дослужился до чина коллежского асессора, дававшего право на дворянство. Мать же Завадского, Евгения Иосифовна, когда-то училась в драматическом классе Московской филармонии, но от профессиональной карьеры тоже отказалась. В восемнадцать лет она вышла замуж, а спустя несколько лет у нее на руках уже было трое детей. Жили большой дружной семьей в огромной квартире деда рядом с его магазином. В доме было традицией проводить музыкальные вечера, на которых играла мать Завадского, его тетка, великолепная пианистка, ученица профессора консерватории К. Игумнова, пел отец. Приходили знакомые певцы и музыканты, и Юрий с детства воспитывался в этой обстановке творчества и высокого искусства.

Также с раннего детства он познакомился и с театром. Бабушка абонировала ложу в бельэтаже Большого театра и всегда брала детей с собой на представления. Еще маленьким Юрий Завадский слушал Шаляпина, Собинова, Нежданову, видел балеты, в которых блистали Гельцер, Балашова, Тихомиров. Правда, такое изысканное воспитание наряду с тем, что детей откровенно баловали, имело и отрицательные стороны. Завадский сам признавался, что это потом мешало ему в общении с людьми и в работе.

В восемь лет Юрий стал посещать одну из лучших среди одиннадцати московских гимназий — девятую. Здесь учились дети, которые принадлежали к высшим слоям интеллигенции, семьям богатых промышленников и купцов. Гимназия славилась высоким уровнем преподавания, обширной программой гуманитарных дисциплин, здесь было много художественных кружков. Справедливости ради надо сказать, что в гимназию попадали наиболее способные дети и из бедных сословий, поскольку по завещанию ее основателей братьев Медведниковых двадцать пять процентов учеников могли обучаться бесплатно.

Здесь имелось три подготовительных класса и восемь гимназических. С третьего года начиналось изучение иностранных языков с упором на разговорную практику. Юрий Завадский выучил там английский и французский языки и всю жизнь прекрасно владел ими. Желающие имели возможность дополнительно заниматься греческим языком, рисованием, лепкой, музыкой, танцами и другими предметами.

Три года пролетели незаметно, и Юрий перешел в гимназические классы, где очень быстро стал первым учеником по рисованию и литературе. В гимназии был также кружок «Старинный русский театр», и Завадский стал в нем заниматься. Первое время миловидный юноша исполнял в основном женские роли, но все делал настолько талантливо, что обратил на себя внимание театралов и профессиональных режиссеров, которых привлекали для постановки спектаклей. Тогда же он стал выступать как чтец-декламатор.

В последнем классе Юрий, как и многие другие гимназисты, занимался без особого усердия. Куда больше времени он отдавал драматическому кружку и рисованию. После экзаменов Юрий Завадский вместе с матерью уехал на один из швейцарских курортов.

Вернувшись в Москву, он поступает на юридический факультет Московского университета и одновременно начинает заниматься в школе рисования и живописи С.Ю. Жуковского в классе рисунка. Пользуясь тем, что в университете было свободное посещение лекций, Завадский большую часть времени проводил в школе, посещал там все занятия и много рисовал. В эти годы он не сомневался, что его призвание — живопись. К тому же его успехи были настолько заметными, что он получил приглашение от Союза русских художников участвовать в выставке.

В школе Жуковского, Завадский познакомился с Маяковским, который посещал те же классы. В те годы будущий режиссер был страстно увлечен поэзией и любил декламировать, читая стихи современных поэтов — Блока, Бальмонта, иногда Пушкина. С удовольствием ходил на музыкальные концерты и охотно посещал театры. В общем, он занимался всем, кроме юриспруденции.

Начавшаяся в августе 1914 года Первая мировая война мало что изменила в его жизни. Университет давал освобождение от воинской обязанности. Осенью 1915 года Юрий Завадский познакомился с Евгением Вахтанговым, актером и режиссером Московского Художественного театра, и тот пригласил способного студента в свою студию. Собирались там ближе к вечеру. Днем все были заняты, кто на учебе, кто на службе, поэтому репетиции затягивались до поздней ночи. Расходились уже в предрассветные часы, когда дворники выходили подметать булыжные мостовые.

Так в жизни Юрия Александровича Завадского появилось новое увлечение — театр. Свой творческий путь он начинал с рабочего по сцене. Ему поручили открывать и закрывать занавес. Потом он был дежурным по уборке помещения, билетером. В студии существовали строгие порядки: каждый ее участник должен был выполнять любое порученное дело. Все студийцы выступали на сцене и одновременно являлись и билетерами, и помощниками режиссера, и бутафорами, и директорами, и музыкантами.

Вахтангов был убежден, что театр существует ради праздника добрых чувств, возбуждаемых со сцены у зрителя. Нет праздника — нет спектакля: тогда бессмысленна вся работа, коль нечем увлечь зрителя. Здесь, в студии Вахтангова,  Юрий Завадский и проходил свой театральный университет.

Первый большой успех ему принесла роль Калафа в спектакле Вахтангова по пьесе К. Гоцци «Принцесса Турандот». Завадский помогал своему учителю и в постановке, и в репетиционной работе. Репетиции «Принцессы Турандот» на всю жизнь остались для всех ее участников самым праздничным воспоминанием молодости.

И действительно, успех постановки превзошел все ожидания. Вахтангова поздравил с блестящим спектаклем сам Станиславский. На склоне лет Завадский вспоминал: «Спектакль в Москве прозвучал как подлинная театральная революция. Пожалуй, за всю свою долгую театральную практику я не помню ничего, равного нарастающему успеху «Турандот»».

После смерти Вахтангова театральную студию по просьбе Немировича-Данченко возглавил Юрий Завадский. Скоро он отправился с коллективом в первую зарубежную поездку — в Швецию. Правда, из-за отсутствия денег гастроли пришлось сократить и срочно вернуться на родину.

В 1924 году Юрий Александрович Завадский организовал свою театральную студию, и через два года состоялся первый ее выпуск. Отсюда вышли такие замечательные артисты театра и кино, как В. Марецкая, Н. Мордвинов, Р. Плятт. Они позже и составили ядро театра, которым стал руководить Завадский.

Вера Марецкая в 1925 году стала женой Юрия Завадского, но брак оказался непродолжительным и вскоре распался. На семейную жизнь ни у той, ни у другого просто не оставалось времени. Завадский умел заразить своих учеников необыкновенной страстью к театру. Один из них, Н. Мордвинов, на вопрос: «А почему ты решил идти в театр? » — однажды ответил: «Мне бы хотелось выйти на сцену, обнять зрительный зал и смеяться с ним и плакать». Эти слова потом выбили на памятнике на могиле Н. Мордвинова на Новодевичьем кладбище.

Юрий Завадский как режиссер рос и развивался вместе со своими подопечными. Он не только учил, но и учился у них сам. Режиссер не раз признавался, что многим обязан своим воспитанникам.

Работу в студии, Юрий Завадский совмещал с работой в Художественном театре. Его первой ролью здесь был Чацкий, причем играл он ее после Качалова, что налагало на него особую ответственность. Одновременно с ним над этой ролью работал и М. Прудкин. На сцене МХАТа Завадский сыграл также роль графа Альмавивы в «Женитьбе Фигаро», князя Трубецкого в спектакле «Николай I и декабристы» и еще ряд небольших ролей.

Станиславский неоднократно приглашал его окончательно перейти во МХАТ, но Юрий Завадский вежливо отказывался и продолжал работать в своей студии. В начале тридцатых годов он работал художественным руководителем театра Красной Армии и поставил на этой сцене два спектакля — «Мстислав Удалой» И. Прута и «Гибель эскадры» А. Корнейчука.

В 1936 году ему предложили вместе с его студией поехать поработать в Ростов, где для его коллектива создали хорошие условия, а главное, была настоящая сцена. После некоторых колебаний он принял приглашение и отправился в Ростов.

Для премьеры своего нового театра, Юрий Александрович Завадский выбрал пьесу «Любовь Яровая», которая, по его мнению, больше всего подходила к большой сцене и к большому залу на две тысячи мест. Получив собственную сцену, он работал так много, что даже иногда оставался в театре ночевать. Премьеры следовали одна за другой. Он ставил новые спектакли, возобновлял старые. На сцене Ростовского театра Завадский поставил спектакли по пьесам Максима Горького «Враги» и «Мещане», «Разбойников» Фридриха Шиллера, «Дни нашей жизни» Леонида Андреева, «Человека с ружьем» Н. Погодина и другие. Здесь же он впервые поставил и Шекспира — «Укрощение строптивой» и «Отелло». Всего Юрий Завадский поставил в Ростове более двух десятков спектаклей.

В 1940 году уже известному режиссеру предложили работу в театре имени Моссовета, как было сказано, «для укрепления руководства». Ему разрешили включить в труппу Марецкую, Мордвинова и еще нескольких близких ему по духу артистов.

Вскоре Завадский поставил на этой сцене свой первый спектакль — «Хозяйка гостиницы» по пьесе К.Гольдони. Он имел грандиозный успех и стал событием театрального сезона. А Марецкая в роли Мирандолины сразу стала знаменитостью.

Следующей постановкой стала «Машенька» по пьесе А. Афиногенова. Эта пьеса привлекла Юрия Завадского своей домашностью, лиризмом, поэзией светлых нравственных чувств. Спектакль понравился и зрителям, и публика валом повалила на новую пьесу.

Театральная Москва приняла Завадского в качестве главного режиссера Театра имени Моссовета, а вскоре все узнали, что его женой стала звезда ленинградского балета Галина Уланова.

Во время войны театр перевели в Чимкент, где на его сцене шли в основном современные пьесы: «Русские люди» Константина Симонова, «Нашествие» Л. Леонова, «Фронт» А. Корнейчука. Но уже в октябре 1943 года театр снова вернулся в Москву, и Завадский стал репетировал «Отелло» с Н. Мордвиновым в главной роли. Позднее этот спектакль вместе с «Маскарадом», где главную роль тоже сыграл Н. Мордвинов, будут как два бриллианта в театральной жизни Москвы. Те люди, которым посчастливилось увидеть их, получили незабываемые впечатления.

Потом Юрий Завадский ставит на сцене театра «Виндзорских насмешниц» Шекспира. По примеру своего учителя Евгения Вахтангова он хотел устроить праздник и для зрителей, и для актеров.

Режиссер ставил спектакль за спектаклем: «Дали неоглядные» Н. Вирты, «Битва в пути» Г. Николаевой. Самым радостным событием в это время для него явилось то, что театр получил новое помещение, в котором находится до сих пор.

В 1960 году Юрий Александрович Завадский летал в США ставить пьесу Антона Павловича Чехова «Дядя Ваня», но уже там узнал, что американцы решили поставить «Вишневый сад». А свою последнюю постановку в родном театре он сделал по повести Федора Михайловича Достоевского «Петербургские сновидения».

С годами обычный напряженный ритм работы все чаще стал прерываться из-за болезни. В декабре 1976 года Юрий Александрович Завадский перенес тяжелую операцию. 22 февраля 1977 года он встретился со своим коллективом в театре, и, как оказалось, это была последняя встреча. 5 апреля того же года выдающегося режиссера не стало. По воле покойного его прах захоронили в могилу матери на Ваганьковском кладбище.

Восьмого апреля Москва прощалась с Юрием Завадским. Урна с прахом стояла на сцене его театра, окруженная множеством венков и цветов. Среди них выделялся большой венок из белых гвоздик, увитый белой шелковой лентой с золотыми буквами «Юрию Завадскому — Галина Уланова».


..Следующая страница->