Каплан Фанни Ефимовна

(настоящее имя — Ройтблат Фейга Хаимовна)

(1888-1918) российский политический деятель

На протяжении семидесяти лет Фанни Ефимовна Каплан рассматривали только как террористку, совершившую покушение на В. Ленина. И лишь в 1993 году были обнародованы документы, из которых стало ясно, что на самом деле ее личность сама по себе представляет интерес, а в ее жизни есть и другие примечательные события.

Фанни Каплан родилась в семье учителя-еврея в небольшом городке Речице бывшей Волынской губернии на Украине. Она училась у своего отца, поскольку девочек-евреек не принимали в хедер.

Когда Фанни Каплан исполнилось шестнадцать лет, семья переехала в Одессу, и девушка начала работать белошвейкой. Именно в это время она стала членом террористической группы анархистов. В декабре 1906 года Каплан была арестована полицией, поскольку в ее гостиничном номере взорвалась бомба. При личном обыске у нее был обнаружен пистолет, заряженный отравленными пулями.

Через несколько недель киевский военно-полевой суд приговорил Фанни Ефимовну Каплан к смертной казни. Но, учитывая юный возраст террористки, крайнюю меру наказания заменили пожизненной каторгой.

Какое-то время Фанни Каплан оставалась в тюремном заключении в Киеве, а затем ее перевели в Забайкалье в Акатуй, где отбывали каторгу все революционеры. На каторге Каплан познакомилась с социалистами-революционерами, а в Акатуе была представлена М. Спиридоновой, одному из руководителей партии эсеров.

Летом 1909 года у Фанни Каплан развилось тяжелое нервное заболевание, в результате которого наступила почти полная потеря зрения. Практически ослепшую, Каплан перевели в Читу, где была тюремная больница, а через несколько месяцев — в Иркутск. Там с помощью электротерапии тюремный врач частично восстановил ей зрение.

После этого Каплан вернули на Акатуй и несколько ослабили режим, поскольку посчитали, что она не представляет большой опасности. Фанни Ефимовна Каплан была освобождена из тюрьмы и поселилась на частной квартире.

По-видимому, в этот период и сформировались ее взгляды, Позже, уже на допросе в ВЧК, она прямо говорила об этом.

После Февральской революции она была освобождена и восстановлена в гражданских правах. Она приехала в Москву, где жила у своей знакомой по каторге, ближайшей помощницы М. Спиридоновой А. Пигит.

В начале лета 1917 года, опять-таки с помощью Пигит, Фанни Каплан удалось получить направление в Дом отдыха политкаторжан в Евпатории. Там она пробыла до осени, а в сентябре по приглашению профессора-офтальмолога Л. Гиршмана переехала в Харьков, где ей была сделана операция. В результате ее зрение незначительно улучшилось.

Вернувшись в Симферополь, Фанни Каплан некоторое время заведовала курсами по подготовке сотрудников для аппарата земства, а после начала гражданской войны и оккупации Крыма немцами переехала в Москву и жила на различных квартирах в Подмосковье.

Позже было установлено, что в это время Каплан предложила руководителям партии левых эсеров создать террористическую группу, но ЦК отклонил это предложение.

30 августа 1918 года Фанни Ефимовна Каплан была арестована по подозрению в совершении террористического акта против Ленина. Однако этот арест поставил больше вопросов, нежели дал ответов. По словам многочисленных очевидцев ее ареста, при задержании Каплан заявила, что в Ленина стреляла не она.

Действительно, в ходе последующего расследования было установлено, что как раз в это время на митинге находился профессиональный эсер-террорист. Уже в 1925 году высказывалось справедливое сомнение в целесообразности поручения столь ответственной операции Каплан, которая практически ничего не видела, да вдобавок и не умела стрелять из пистолета. Тем не менее она была отправлена во внутреннюю тюрьму ВЧК, и в газетах было объявлено, что в Ленина стреляла именно Фанни Каплан.

Ее допрашивали три раза, и ни один из допросов не прояснил первоначальной картины покушения. Как позже признавался ведущий дело заместитель Феликса Дзержинского Я. Петере, они хотели подождать до возвращения Дзержинского из Петрограда, куда он отправился для расследования обстоятельств убийства М. Урицкого.

Однако еще до приезда Дзержинского, утром 4 сентября 1918 года, Фанни Ефимовна Каплан была перевезена с Лубянки в Кремль и через несколько часов расстреляна. Приказ о переводе и расстреле был подписан Председателем ВЦИК Я. Свердловым.

Только через семьдесят лет историки заговорили о том, что покушение на Ленина явилось поводом для развертывания по всей стране «красного террора». Уже через тридцать минут после ареста Каплан на заводе Михельсона на места была разослана секретная телеграмма за подписью Свердлова, в которой говорилось следующее: «Все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, должны быть задержаны в качестве заложников. Все известные местным советам правые эсеры должны быть немедленно арестованы. Из буржуазии и офицеров также должны быть взяты значительные количества заложников. При малейшем движении в белогвардейской среде должно применять массовые расстрелы».

В последующие дни по всей стране прокатилась волна массовых казней. Только в Петрограде и Москве было расстреляно не менее чем по пятьсот заложников. И Фанни Каплан оказалась в их числе. Как установили историки, до конца 1918 года было казнено более 50 тысяч человек.

Однако до сих пор не ясно, кто организовал покушение на Ленина и какова причастность к этому событию Фанни Каплан.