Боннэр Елена Георгиевна

(род. в 1923 г. ) российская правозащитница

Обычно имя этой женщины связывают с деятельностью ее мужа А. Сахарова. Однако, родившись в сложное послевоенное время, она прожила достаточно интересную жизнь. Деятельность Елены Георгиевны Боннэр вызывает разное отношение, но никто не оспаривает тот факт, что она - яркая, сильная личность.

Отец Елены, Геворк Алиханов работал в Коминтерне и в 1937 году был расстрелян. Мать также была арестована и провела в сталинских лагерях семнадцать лет. Сама же Елена в восемнадцать лет добровольцем ушла на фронт, где была сандружинницей, а после тяжелого ранения и контузии работала в санитарных поездах.

Когда война закончилась, Елена Боннэр решила связать свою жизнь с медициной и поступила в Ленинградский медицинский институт. Параллельно с учебой она работала участковым врачом. Тогда же она впервые вышла замуж. Вскоре у нее родилась дочь Татьяна, а затем и сын Алексей.

Как и многие советские интеллигенты, Боннэр связывала большие надежды с начавшейся после 1956 года «оттепелью». Она жила мечтами о демократизации общества. Когда же стало ясно, что в стране начался откат к прошлому, Боннэр встала в ряды правозащитников. Она всегда отличалась четкой гражданской позицией и не скрывала своих взглядов.

Еще до встречи с Сахаровым, Елена Боннэр помогала политзаключенным, работала в так называемой Московско-хельсинкской группе. В 1970 году она познакомилась с Сахаровым. Их союз был предопределен общностью взглядов, а отчасти и судеб. Но это был союз равных, союз двух крупных личностей, одна из которых дополняла другую.

Вместе с Сахаровым, Елена Боннэр подписывала письма протеста, посещала процессы над правозащитниками. До самой смерти Сахарова они делили пополам все радости и горести. Противостояние властям отразилось и на детях Елены Боннэр. Дочь Татьяна была исключена из МГУ и восстановлена лишь после длительных хлопот. Сын также был исключен из МГПИ имени В. Ленина. Сейчас дети Боннэр живут и работают в США.

В январе 1980 года супруги вместе отправились в ссылку в Горький (теперь Нижний Новгород). Однако Боннэр не смирилась. В 1985 году она обратилась с просьбой о выезде в США для лечения и встречи с детьми. После голодовки Сахарова разрешение на выезд было получено. В США Елене Боннэр была успешно сделана глазная операция, и она вернулась к мужу в ссылку.

Только в декабре 1986 года по личному разрешению Михаила Горбачева супруги вернулись в Москву. Теперь они смогли заняться своей деятельностью открыто. Сахаров был избран народным депутатом. Елена Боннэр фактически становится его секретарем.

После смерти Андрея Дмитриевича Сахарова в 1989 году она в течение непродолжительного времени занималась политической деятельностью, стремилась сохранить наследие мужа и издать его работы. Вместе с историком Ю. Афанасьевым Боннэр организовала группу «Гражданская инициатива».

Она посещает многие страны мира, рассказывая людям правду о том, что происходило в нашей стране во время перестройки. Ее принимают Ф. Миттеран, М. Тэтчер.

В 1995 году Елена Георгиевна Боннэр становится членом Президентского Совета. Но через несколько месяцев она отказывается от сотрудничества с властями и заявляет, что «грехи власти, объявившей себя демократической, стали слишком очевидными».

После событий в Чечне, Елена Боннэр решительно отказывается от сотрудничества с любыми партиями или общественными движениями. Вместе с тем эта пожилая и серьезно больная женщина продолжает играть немалую роль в общественной ситуации в стране.

Она по-прежнему помогает людям, у которых возникают конфликты с властью. Иного существования Боннэр представить себе не может, ведь защита прав человека стала смыслом всей ее жизни. Сейчас для нее самое главное - сохранить наследие Сахарова. Она обрабатывает и по возможности публикует его рукописи и, кроме того, пишет собственные книги и статьи.