Тредиаковский Василий Кириллович

(1703-1769) русский писатель

Обычно о Тредиаковском говорят как о ближайшем сподвижнике М. Ломоносова. Действительно, они прошли сходный путь к известности и славе. Однако это скорее объясняется тем, что они жили в одно и то же время. На самом деле Тредиаковский с Ломоносовым ожесточенно полемизировали друг с другом, не особенно стесняясь в выражениях.

Тредиаковский Василий Кириллович никогда не отличался такой широтой взглядов, как Михаил Ломоносов. Его интересы ограничивались лишь литературой. Для Ломоносова же занятия филологией были чем-то вроде увлечения в часы досуга.

Василий Тредиаковский происходил из семьи небогатого астраханского священника, поэтому отец отдал его в духовное училище. Получив образование и женившись по требованию родителей, Василий, однако, не стал священником и, оставив жену, в 1723 году отправился в Москву, чтобы продолжить образование.

Ему повезло: благодаря хорошему знанию латыни он был принят в Славяно-греко-латинскую академию. Через несколько лет после него в Академию поступит и Ломоносов.

Василий Тредиаковский успешно освоил все курсы, которые читались в Академии, причем преподаватели особенно отметили его знания по риторике и грамматике. Несколько месяцев он провел в Петербурге, желая продолжить образование в Академии наук, но не нашел там достойных учителей.

В 1726 году Тредиаковский самовольно покинул Петербург и с попутным судном отправился в Голландию. В Гааге он сумел добиться аудиенции у русского посла, который и помог ему добраться до Парижа.

Проучившись три года в Сорбонне, Василий Кириллович Тредиаковский вернулся в Россию. За границей он в совершенстве овладел несколькими иностранными языками, и теперь ему пришлось давать уроки, чтобы прокормиться, поскольку другого источника содержания у него не оказалось.

Несмотря на отличную аттестацию, полученную в Сорбонне, Тредиаковский довольно долго не мог найти себе места для службы в России. Ситуация изменилась после того, как он выпустил перевод французского романа «Езда на остров любви», куда вставил стихотворения собственного сочинения. Это был первый любовный роман, ставший доступным русскому читателю.

Однако главная новизна книги заключалась вовсе не в том, что Василий Тредиаковский ярко рассказал о любовных переживаниях героев. Читателя в первую очередь привлекало отсутствие каких-либо умолчаний и достаточно скабрезные стихи. Поэтому, несмотря на то что Тредиаковский и сам не очень высоко оценивал это сочинение, оно принесло ему популярность. Он был принят в Академию наук на должность переводчика.

С 1732 года Василий Тредиаковский живет в Петербурге и занимается различной литературной деятельностью: пишет заказные стихи, готовит учебные курсы для студентов по поэтике и стихосложению, которые в конце концов привели писателя к мысли изменить систему русского стихосложения.

В 1735 году Тредиаковский выпустил книгу «Новый и краткий способ к сложению российских стихов». Эта книга сразу же стала объектом ожесточенных споров как со стороны ученых-немцев, так и М. Ломоносова, который тотчас же увидел в Тредиаковском своего конкурента на литературном поприще.

Поэтому они и вступили в своеобразную полемику друг с другом. Для этого Ломоносов составил «Пространное письмо о правилах российского стихотворства». Опираясь на опыт Василия Кирилловича Тредиаковского, он нигде не назвал его имени и предложил собственную систему. Она оказалась более удачной и гибкой, чем сложная силлабо-тоническая система Тредиаковского.

Дело в том, что Тредиаковский основывался только на чередовании ударных и безударных слогов, не обращая внимания на рифму. Ломоносов же разработал стройную систему стихотворных размеров и правила рифмовки.

Отметим, что характер у Василия Тредиаковского был резкий и желчный, поэтому на выступление Ломоносова он не замедлил ответить едкой эпиграммой.

Не лучше сложились у него отношения с другим крупным поэтом и драматургом — Александром Сумароковым, который его за глаза называл Тресотиниусом или просто Сотином (что в переводе с французского означало «дурак»). Последнее прозвище прилипло к Тредиаковскому надолго.

Ему приходилось испытывать нападки и похлеще. Однажды его избил всесильный вельможа Артемий Волынский. Он прослышал, что Василий Тредиаковский намерен жаловаться герцогу Бирону на своих обидчиков. И тогда Волынский накинулся на поэта со своими офицерами и жестоко поколотил его.

Тогда поэту пришлось искать защиты у самой императрицы. Он сочинил мадригал в честь свадьбы шута в Ледяном доме и прочитал его во время торжественной церемонии. Императрице Анне Иоанновне стихи понравились, и она распорядилась наградить поэта. Правда, потом Волынский опять напал на него, причем избил так жестоко, что Тредиаковский был на грани смерти и даже написал завещание, в котором передавал всю свою библиотеку Академии наук.

В отличие от Ломоносова, он не обладал богатырским телосложением. Возможно, поэтому с ним и не считались. Между тем в 1745 году Василий Кириллович Тредиаковский стал академиком. На торжественной церемонии он произнес программное «Слово о богатом, различном и искусном витийстве», где впервые изложил свои идеи, касающиеся освобождения русского языка от славянизмов.

Через три года после этого события Тредиаковский публикует еще одну работу, связанную с преобразованием языка, — небольшую книжку «Разговор об орфографии», где также впервые дает систематизированное изложение русской фонетики.

Если в общественной и политической жизни Василию Тредиаковскому доставались чаще шишки и побои, то семейная жизнь, напротив, складывалась у него удачно. Правда, он был счастлив только во втором браке, в котором у него родился сын Лев.

В 1759 году Василий Тредиаковский был уволен и целиком сосредоточился на переводах. Жена создавала ему все условия для работы, поэтому поэт писал дома, где собрал огромную по тем временам библиотеку. Наряду с заказными стихами Тредиаковский ежедневно работал над своей главной книгой — поэмой «Телемахида». Это был свободный стихотворный перевод романа французского писателя Ф. Фенелона.

Поэма была опубликована в 1766 году. Известно, что Екатерина II отнеслась к ней сдержанно. Однако публикация принесла автору популярность. Отрывки из поэмы многие знали и читали наизусть, и даже Александр Радищев использовал один стих из нее в качестве эпиграфа к «Путешествию из Петербурга в Москву».

Популярность Василию Тредиаковскому уже по сути дела была не нужна, поскольку в это время он никуда не выезжал, а немногим более чем через год умер.