Шмелев Иван Сергеевич

(1873-1950) русский писатель

Будущий писатель родился в патриархальной купеческой семье, воспитывался в атмосфере почитания старины, сугубой религиозности. Одновременно Иван Сергеевич Шмелев испытывал влияние «улицы» — рабочего люда разных губерний, стекавшегося во двор отца — подрядчика в Замоскворечье — и приносившего с собой стихийную мятежность, богатый язык, фольклор. Это определило социальную остроту лучших произведений Шмелева, с одной стороны; с другой — внимание к «сказу», близость к литературным традициям, идущим от Николая Семеновича Лескова и Федора Михайловича Достоевского. Все это способствовало тому, что Шмелев стал большим мастером русского литературного языка, видным представителем критического реализма.

После окончания юридического факультета университета (1898) и года военной службы он 8 лет был чиновником в глухих уголках Московской и Владимирской губерний.

В эти годы Иван Шмелев впервые живет в близости к природе. Он живо чувствует и понимает ее. Впечатления этих лет подсказывают ему страницы, посвященные природе, начиная с рассказа «Под небом» (1910) и кончая позднейшими произведениями.

Первый печатный опыт Ивана Шмелева — зарисовка из народной жизни «У мельницы» (1895). Серьезнее были вышедшие в Москве в 1897 году очерки «На скалах Валаама».

Получили широкую известность произведения Ивана Сергеевича Шмелева, написанные под воздействием революции 1905—1907 годов (повести «Распад», 1907, «Гражданин Уклейкин», 1908; рассказы «Вахмистр», 1906, «Иван Кузьмич», 1907). Максим Горький поддержал Шмелева в завершении работы над значительным произведением — повестью «Человек из ресторана» (1911).

Главным, новаторским в повести «Человек из ресторана» было то, что автор сумел полностью перевоплотиться в своего героя, увидеть мир глазами официанта.

Гигантская кунсткамера разворачивается под музыку перед старым официантом. И среди посетителей он видит одно лакейство. Действующие лица повести образуют единую социальную пирамиду, основание которой занимает Скороходов с ресторанной прислугой. Ближе к вершине лакейство совершается уже «не за полтинник, а из высших соображений»: так, важный господин в орденах кидается под стол, чтобы раньше официанта поднять оброненный министром платок. И чем ближе к вершине этой пирамиды, тем низменнее причины лакейства.

Суд лакея оказывается жестоким. При всем этом Иван Шмелев не теряет чувства художественного такта: ведь Скороходов — обыкновенный официант, предел мечтаний которого — собственный домик с душистым горошком, подсолнухами и породистыми курами, он отнюдь не сознательный обличитель. Его недоверие к господам, недоверие простолюдина — слепо. Оно перерастает в неприязнь к образованным людям вообще.

В «Человеке из ресторана» чувство недоверия к «образованным» тем не менее не переходит в предрассудок. Темный, религиозный человек, Скороходов особо выделяет революционеров, противостоящих своекорыстному миру.

Повесть имела шумный успех.

В течение 1912—1914 годов публикуются рассказы и повести Ивана Шмелева «Стена», «Пугливая тишина», «Волчий перекат», «Росстани», «Виноград», упрочившие его положение в литературе как крупного писателя-реалиста.

Первое, на что обращаешь внимание, — это тематическое многообразие его произведений. Тут и разложение дворянской усадьбы («Пугливая тишина», «Стена»); и тихое житье-бытье прислуги («Виноград»); и эпизоды из жизни аристократической интеллигенции («Волчий перекат»); и последние дни богатого подрядчика, приехавшего помирать в родную деревню («Росстани»).

В повести «Росстани» (что означает последнее свидание с отбывающим, прощание с ним и проводы его) купец Данила, вернувшись помирать в родную деревню Ключевую, по сути, возвращается к себе истинному, неосуществившемуся, открывает в самом себе того человека, какого он давно забыл. Только теперь, когда осталась малая горсть жизни, собранная по сусекам — на последний блин, получает Данила Степанович возможность творить добро, помогать бедным и сирым.

Пристальное внимание к национальной специфике, «корню» русской жизни, все более характерное для шмелевских произведений, не вывело писателя на грань шовинистического патриотизма, который охватил большую часть литераторов в годы Первой мировой войны. Настроение Шмелева этих лет прекрасно характеризуют сборники его прозы — «Карусель» (1916), «Суровые дни» и «Лик скрытый» (1916).

Октябрь Иван Сергеевич Шмелев не принял. Отход писателя от общественной деятельности, его растерянность, неприятие происходящего — все это сказалось на его творчестве 1918— 1922 годов.

В 1918 году Иван Шмелев пишет повесть «Неупиваемая чаша». Он заклеймил в ней «барство дикое, без чувства, без закона», однако само обращение к прошлому выглядело анахронизмом в ту пору, когда шла Гражданская война.

Отъезд писателя в 1922 году не был следствием только идеологических разногласий с новой властью. Единственного сына Сергея писатель любил больше жизни. В 1920 году офицер Добровольческой армии Сергей Шмелев, не пожелавший уехать с врангелевцами на чужбину, был взят из лазарета и без суда расстрелян. Писатель уезжает сначала в Берлин, а потом в Париж.

Поддавшись горю утраты, он переносит чувства осиротевшего отца на свои общественные взгляды и создает тенденциозные рассказы и памфлеты-повести — «Каменный век» (1924), «На пеньках» (1925), «Про одну старуху» (1925). Все же против русского человека Шмелев не озлобился, хотя и многое в новой жизни проклял. Непримиримость свою он сохранил и в годы Второй мировой войны, унизившись до участия в пронацистских газетах.

Из чужой и «роскошной» страны с необыкновенной остротой и отчетливостью видится Ивану Шмелеву старая Россия. Из потаенных закромов памяти пришли впечатления детства, составившие книги «Родное», «Богомолье» (1935), «Лето Господне» (1933).

До конца своих дней, чувствовал Иван Шмелев саднящую боль от воспоминаний о России, ее природе, людях. В последних книгах — крепчайший настой первородных русских слов, пейзажи-настроения, поражающие своей высокой лирикой, самый лик Родины — в ее кротости и поэзии.

При всем при том, что книги «Родное», «Богомолье», «Лето Господне» являются художественной вершиной шмелевского творчества, в целом произведения эмигрантской поры отмечены крайней, бросающейся в глаза неравноценностью. Это отмечалось и в эмигрантской критике. Рядом с поэтической повестью «История любовная» (1927) писатель создает лубочный роман «Солдаты» (1930) на материале Первой мировой войны; вслед за лирическими очерками автобиографического характера («Родное», «Старый Валаам») появляется двухтомный роман «Пути небесные» (1936—1948) — растянутое и местами аляповатое повествование о «русской душе». Целиком на сказе построен роман «Няня из Москвы», где события переданы устами старой русской женщины Дарьи Степановны Синицыной.

Последние годы жизни Иван Сергеевич Шмелев проводит в одиночестве, потеряв жену, испытывая тяжелые физические страдания. Он решает жить «настоящим христианином» и с этой целью 24 июня 1950 года отправляется в обитель Покрова Божьей Матери, в 140 километрах от Парижа. В тот же день сердечный приступ обрывает его жизнь.