Аввакум Петров

(1620-1682) протопоп, глава старообрядцев, писатель

Протопоп Аввакум родился в селе Григорове Нижегородской губернии в семье священника Петра, который служил в маленькой деревенской церкви Бориса и Глеба. На ее месте теперь стоит каменная Казанская церковь, выстроенная в 1700 году. Отец Аввакума, как и все крестьяне, пахал землю, напивался по праздникам, буйствовал. Зато мать, Мария, была женщиной кроткого нрава и благочестивой. Она ревностно соблюдала все посты и обряды, за что ее звали «постницей и молитвенницей».

Родители назвали своего первенца в честь ветхозаветного пророка Аввакума. Мария научила своего сына грамоте, и мальчик уже к десяти годам знал наизусть Евангелие. Мать часто говорила сыну, что за любые прегрешения Бог насылает на человека страшные кары, поэтому он с раннего детства знал, что такое «страх Божий». У него было развито острое чувство справедливости, он не боялся говорить правду и отстаивать свои убеждения.

Отец Петр умер, когда Аввакуму исполнилось всего двенадцать лет, и мальчику пришлось помогать матери воспитывать своих младших братьев и сестер. Он занимался крестьянским трудом, чтобы прокормить семью, а в свободное время ходил в расположенный неподалеку Макарьев монастырь, где читал книги и наблюдал монашескую жизнь. В старости, его мать решила уйти в монастырь и перед этим настояла, чтобы ее семнадцатилетний сын женился на дочери кузнеца, которой было всего четырнадцать лет.

Аввакум с женой поселился в нижегородском селе Лопатищи, где был рукоположен в дьяконы, а затем и в священники. Но он не был похож на обычного сельского попа. Он пытался научить своих прихожан жить по-божески, причем не ограничивался только церковными службами, а навещал людей в их домах, выезжал в соседние села и везде проповедовал трезвый, благочестивый образ жизни. Не оставлял он в покое высшее духовенство и местное начальство, порицая их за неправедные поступки. Такая непримиримость Аввакума мало кому нравилась. Сельчане относились к его проповедям равнодушно, а власть имущих он приводил в ярость своей нетерпимостью. Все это закончилось тем, что летом 1647 года у него отняли все имущество, а его самого вместе с женой и только что родившимся сыном изгнали из села. Изгнанники отправились искать справедливости в Москву. Гам Аввакума поддержали приближенные к царю протопопы Степан Вонифатьев и Иван Неронов. Но конфликт между Аввакумом и местным начальством зашел настолько далеко, что его не могли разрешить даже такие высокие духовные лица.

Аввакум уже не мог вернуться в село и поселился в Москве. Здесь он вошел в «Кружок ревнителей благочестия» и был представлен царю Алексею Михайловичу. Вскоре царь поставил его протопопом на родину Ермака, в городок Юрьевец, расположенный у слияния реки Унжи с Волгой. Аввакум очень гордился своим новым назначением, так как протопоп - это высший сан для «белого» попа. Достаточно сказать, что царский духовник тоже был протопопом. Но искреннее благочестие и неистребимая жажда справедливости и здесь оказались не ко двору. Поэтому ему пришлось снова вернуться в Москву, где он и остался, несмотря на недовольство царя, который никак не мог понять, почему Аввакум не может ужиться со своей паствой. Ему было невдомек, что такая сильная личность, никогда не пойдет на компромиссы и будет требовать от людей благочестия не на словах, а на деле.

Судьба сложилась так, что патриархом России был избран земляк Аввакума Никита Минин, принявший духовное имя Никон. Вначале Аввакум, как и другие члены «Кружка ревнителей благочестия», поддержал избрание Никона на патриарший престол. Но скоро они стали врагами. Началось все с того, что Никон решил реформировать русскую православную церковь и все церковные обряды устроить по греческому образцу. Он также потребовал пересмотреть старые богослужебные тексты - служебники, уставы, псалтыри, евангелия, другие книги - и внести в них изменения, если они в чем-то расходились с греческими текстами. Аввакум, Иван Неронов, муромский протопоп Логгин, Даниил Костромской и другие ревнители благочестия резко выступили против нововведений. За это все они были лишены духовного сана и сосланы, Аввакума решили пока лишить места в Казанском соборе на Красной площади, где он служил вместе с Иваном Нероновым, и перевели в церковь Аверкия в Замоскворечье. Аввакум и там продолжал вести службу по традиционному обряду и призывал своих прихожан не подчиняться новым правилам. После этого ему вообще запретили совершать богослужения. Собрав своих приверженцев, он стал проводить богослужения на сеновале в конюшне дома Неронова. Это было нарушением всех церковных правил, и действия непокорного протопопа были расценены как вызов властям, хотя сам священник говорил своим прихожанам: «Бывают времена, когда и конюшня иной церкви лучше». Но власти считали по-другому. В 1653 году Аввакума арестовали и посадили на цепь в подземелье Спасо-Андроникова монастыря, где ему не давали ни пищи, ни воды.

Он провел в заключении несколько месяцев. К нему приходили священники, монахи, уговаривая смириться, но все было бесполезно. После многочисленных попыток усмирить строптивого протопопа его, так же на цепи, привели в Успенский собор и там, в присутствии царя и патриарха, приговорили к ссылке в Сибирь вместе с семьей. После прибытия в Тобольск мятежный протопоп был назначен священником Вознесенской церкви. Однако он и здесь, проповедуя строгую нравственность, скоро нажил себе врагов среди местной власти и прихожан. В результате Аввакум был сослан в якутский острог, а оттуда в Забайкалье в Нерчинский острог. Путь туда оказался очень тяжелым, и в дороге у Аввакума умерло двое маленьких сыновей. Пробыв в ссылке 10 лет и восемь месяцев, он получил разрешение вернуться в Москву. К тому времени разногласия, уже давно появившиеся между царем и патриархом Никоном, достигли своего предела. Никон отказался от патриаршества и удалился в Воскресенский монастырь. Очевидно, тогда царь и вспомнил о противнике Никона, протопопе Аввакуме, и велел вернуть его в Москву. На этот раз его встретили как мученика, пострадавшего за свои убеждения. Он стал желанным гостем в домах московской знати и мог свободно проповедовать то, что считал нужным. Но жизнь в Москве уже во многом изменилась. Наряду с приверженцами старых церковных порядков, появилось много людей, которые поддерживали новые правила.

Царь, бояре, церковные иерархи снова начали убеждать Аввакума смириться с необходимостью реформ. Но он оставался непреклонным и продолжал выступать за восстановление дониконовских обрядов в церквях Москвы. Дело закончилось тем, что протопоп опять был сослан с семьей, на этот раз в заполярный городок Пустозерск.

В 1666 году Аввакум на короткое время вернулся в Москву на церковный собор. После бурного диспута с участниками собора, который утвердил новые церковные правила, он был лишен сана и предан проклятию, а 15 мая 1666 года его отправили в Николо-Угрешский монастырь под Москвой. Там состоялась его встреча с царем Алексеем Михайловичем, который вновь попытался примирить Аввакума с официальной церковью.

Но Аввакум не уступил и был отправлен в строгое заключение в Пафнутьев-Боровский монастырь. Там он провел более года и в июне 1667 года был доставлен в Москву для участия в диспуте с тремя патриархами - Макарием Анти-охийским, Паисием Александрийским и новым русским патриархом Иоасафом Московским.

«Прения» между ними ни к чему не привели, и 20 июля 1667 года Аввакум вместе с несколькими приверженцами старой веры был снова сослан в Пустозерск. После трехлетнего заключения в келье Аввакума вместе с Епифанием и Лазарем посадили в земляной сруб. Находясь в заключении, он постоянно писал и рассылал послания своим приверженцам, челобитные и многочисленные письма Алексею Михайловичу, а после его смерти - новому царю, Федору Алексеевичу.

Во время заключения в Пустозерске Аввакум впервые начал заниматься литературной деятельностью. Он написал несколько религиозных трактатов, а также знаменитое «Житие», где рассказал историю своей жизни - историю человека, который всю жизнь боролся за свои убеждения. Свою судьбу он связал с исторической жизнью России XVII века. В этом произведении автор нарушает традиционные приемы жанра жития и создает практически первую в истории русской литературы автобиографию.

Послания Аввакума раздражали царя и церковных иерархов. Они считали, что, даже находясь в ссылке, мятежный протопоп наводит на Руси «соблазн и смуту». Поэтому церковный собор приговорил четверых самых строптивых пустозерских узников, в их числе и Аввакума, к сожжению, что и было исполнено при большом стечении народа.

Имя Аввакума навсегда осталось в истории, потому что он был яркой личностью, последовательно отстаивавшей свои убеждения. По тем временам это было настоящим подвигом, потому что русская церковь категорически отрицала какую бы то ни было свободу мнений. Так в середине XVII века в ней произошел раскол, а борьба протопопа Аввакума и его приверженцев за сохранение старой веры положила начало новому церковному движению - старообрядчеству.