Жуковский Василий Андреевич

(1783-1852) русский поэт, переводчик

Отцом Жуковского был Афанасий Иванович Бунин, помещик Тульской губернии, мать — Сальха, турчанка, взятая в плен русскими. По семейным преданиям, она была привезена одним из крепостных Бунина, участником русско-турецкой войны, и подарена хозяину. При крещении она получила имя Елизаветы Дементьевны Турчановой и безвыездно жила в доме Бунина, сначала в качестве няньки, затем домоправительницы.

По желанию Бунина родившийся у Елизаветы Дементьевны в 1783 году сын был усыновлен Андреем Григорьевичем Жуковским, жившим у хозяина. Таким образом, Жуковский не считался незаконнорожденным, а в 1789 году Бунин ходатайствовал о «внесении рода Василия Андреевича Жуковского» в соответствующий раздел родословной книги Тульской губернии. Просьба была удовлетворена.

Первоначальное образование Жуковский получил в семье Бунина, затем в тульском частном пансионе, а с 1792 года учился в Главном народном училище. Оттуда его исключили «за неспособность», и он продолжил обучение в доме В.А.Южковой, сводной сестры и крестной матери будущего поэта.

С 1797 по 1800 год Жуковский учился в Благородном пансионе при Московском университете. Там он успешно осваивал учебную программу, изучал языки, проходил основательную литературную подготовку. А самое главное, он нашел близких по духу людей: «тургеневский кружок», который затем преобразовался в Дружеское литературное общество. Написанные в это время стихи Жуковского носят подражательный характер. Пансион юноша заканчивает с серебряной медалью и продолжает заниматься литературным творчеством.

1802—1807 годы Жуковский проводит в родных краях, изредка приезжает в Москву для устройства своих литературных дел, потому что основным заработком поэта были переводы. Этот период характеризуется тем, что он пробует свои силы в различных поэтических жанрах, но останавливается на элегии. Первая элегия Жуковского «Сельское кладбище» принесла ему успех, признание читателей. В первом печатном отклике на это произведение, принадлежащем Карамзину, говорится о выразительной и поэтической речи автора.

Участие Жуковского в журнале «Вестник Европы» становится важным этапом в его творчестве. Он пишет критические статьи — «Письмо из уезда к издателю» (1808), «Писатель в обществе», «О новой книге» и др. В журнале поэт выступает с литературоведческими статьями — «О басне и баснях Крылова», «Критический разбор Кантемировских сатир с предварительным рассуждением о сатире вообще» (1810) и другие.

В истории развития русского романтизма первостепенное значение имели баллады Жуковского. Он не только переводил лучшие произведения этого жанра, но и пытался создать балладу русскую и даже простонародную («Людмила», 1808; «Светлана», 1808—1812; «Двенадцать спящих дев», 1817).

Связь поэзии с общественно-политическими событиями нашла отражение в военно-патриотической лирике Жуковского. После Аустерлицкого сражения он написал «Песню над гробом славян -победителей », прощальное слово русским воинам, павшим в войне с Наполеоном. Естественно, что Отечественная война 1812 года нашла отражение в лирике поэта.

С 1812 года Жуковский в чине поручика сначала в отряде народного ополчения, а затем при Главном штабе защищал свою страну. Во время Бородинской битвы он был на поле, но отряд его находился в резерве, и поэтому в военных действиях Жуковский не принял участия. После оставления Москвы поэт участвовал в знаменитом кутузовском марше, завершившемся Тарутинским сражением. Впечатления от увиденного нашли отражение в его произведениях. Самое значительное из них — «Певец во стане русских воинов» (1812). Оно получило широкое распространение в русской армии.

В 1813 году Жуковский выходит в отставку, и дальнейший период жизни поэта связан с Петербургом. Сначала он принимает активное участие в культурной жизни столицы, затем его приглашают на службу при дворе: поэт принял приглашение стать воспитателем цесаревича. Жуковский хотел воспитать мудрого и образованного императора, уважающего обычаи и законы своей страны и защищающего ее интересы. Поэтому он считал свою педагогическую деятельность гражданским долгом.

Василий Андреевич принимал активное участие в судьбе многих литераторов, артистов, художников, пострадавших от произвола властей, хлопотал перед царем за декабристов, помогал женам осужденных. По образному выражению П.А.Вяземского, Жуковский был «представителем русской образованности перед троном безграмотным».

Огромна и разнообразна помощь, которую он оказывал Пушкину — начиная с поддержки в годы ссылки в Михайловское до предотвращения первой дуэли с Дантесом. После трагического поединка Жуковский стал душеприказчиком поэта, а затем взял на себя заботы о его семье и его рукописях.

Участие в делах погибшего Пушкина увеличило внутренний разлад Жуковского со двором и царской семьей. Он получил почетную отставку в 1841 году и уехал в Германию. Поэт не прерывал связей с родиной, он несколько раз собирался вернуться, но болезнь жены и надвигающаяся слепота помешали исполнению его желания.

В Германии он продолжает писать, переводить, создает произведения для детей. Среди замечательных переводов Жуковского — «Шильонский узник» Байрона (1822) и драматическая поэма Шиллера «Орлеанская дева»

(1817-1821).

В последнем стихотворении «Царскосельский лебедь» (1851) Жуковский образно рассказывает о трагедии одинокого поэта, пережившего свое поколение:

Дни текли за днями. Лебедь позабытый

Таял одиноко; а младое племя

В шуме резвой жизни забывало время...

Раз среди их шума раздался чудесно

Голос, всю пронзивший бездну поднебесну;

Лебеди, услышав голос, присмирели

И, стремимы тайной силой, полетели

На голос: пред ними, вновь помолоделый,

Радостно вздымая перья груди белой.

Голову на шее гордо распрямленной

К небесам подъемля, — весь воспламененный.

Лебедь благородный дней Екатерины

Пел, прощаясь с жизнью, гимн свой лебединый!