Ушинский Константин Дмитриевич

(1823-1870) русский педагог

Имя Ушинского Константина Дмитриевича занимает особое место в русской культуре. Хотя он и не сделал никаких фундаментальных открытий, его вклад в науку неоспорим и вряд ли когда-нибудь забудется. Он создал систему школьного образования. Особенно много Ушинский сделал для самых маленьких учеников — дошкольников и младших школьников. И сейчас, держа в руках букварь или книги для чтения, мы уже не задумываемся над тем, что почти весь содержащийся в них материал был составлен именно Константином Ушинским более ста лет тому назад.

Будущий педагог родился в Туле, где его отец служил мелким чиновником. После выхода в отставку он перевез семью в небольшой украинский город Новгород-Северский. Там и прошло детство Константина.

Первоначальным его обучением руководила мать, научившая мальчика читать еще в четырехлетнем возрасте.

Надо сказать, что с первых школьных лет Константину Ушинскому везло на учителей. В то время, когда он поступил в Новгород-Северскую гимназию, там служил директором известный русский историк И. Тимковский, бывший профессор Московского университета. Он собрал превосходный коллектив педагогов, под руководством которых и определился интерес Ушинского к истории.

После блестящего завершения гимназического курса Константин едет в Москву и поступает на юридический факультет университета. Его любимыми преподавателями с первого же курса становятся известные историки Т. Грановский и П. Редкий. В доме Редкина, Ушинский вскоре становится своим человеком. В университете молодой человек увлекся французской историей и посвящал этой теме все студенческие работы.

Кроме истории, он серьезно занимался литературой, увлекался театром. В доме одного из своих знакомых он встретился с известными актерами того времени Михаилом Щепкиным и П. Мочаловым. С их легкой руки Константин становится завсегдатаем Малого театра и пробует сам писать трагедию. Но она не имеет успеха, и более никогда Ушинский не повторит подобный опыт.

После того как он блестяще защитил диссертацию, совет университета единогласно постановил направить его для подготовки к профессорскому званию. Однако Константин Ушинский не спешил принимать столь лестное предложение. Дело заключалось в том, что с первого курса он был вынужден зарабатывать уроками. И уже первые педагогические опыты принесли ему известность. Вот эти соображения и заставили Ушинского пойти на практическую работу. Он чувствовал, что его призвание — передавать знания будущим ученикам. Вот почему он принял предложение руководства Ярославского юридического лицея и с 1846 года начал работать там в должности профессора истории и права.

Константин Дмитриевич Ушинский сразу же проявил себя как глубокий ученый и талантливый лектор. Он читал лекции по курсу политэкономии, истории, филологии, психологии, которые собирали учеников всего лицея. Однако такая популярность молодого профессора вызвала зависть у его коллег, и в Петербург полетели доносы. В результате через неполных три года после начала работы Ушинский был лишен кафедры и права преподавания. Его постигла та же судьба, которую несколькими годами раньше испытал молодой профессор Военно-медицинской академии Николай Пирогов.

В поисках заработка Константин Ушинский переезжает в Петербург, где с помощью друзей получает место помощника столоначальника в департаменте духовных дел. Но эта служба была ему нужна лишь для того, чтобы обрести положение и иметь хоть какие-то средства.

В 1850 году Константин Ушинский женился на Надежде Дорошенко, с которой был знаком с детства. Поскольку чиновничьего заработка ему не хватало, он начал интенсивно печататься в различных журналах. Вскоре у него сложилась репутация талантливого журналиста. Особенно активно Ушинский сотрудничал в «Современнике». Там он печатал очерки о своих поездках по России, статьи о проблемах обучения.

Чиновничья служба продолжалась целых пять лет, и только в 1855 году Константин Дмитриевич Ушинский наконец получает возможность вернуться к любимому делу: его назначают сначала преподавателем, а затем и директором Гатчинского сиротского института. Это было весьма своеобразное учебное заведение, объединявшее в себе целую систему школ — от начальной до высшей.

Именно в Гатчине Константин Дмитриевич Ушинский впервые предложил собственную систему преподавания литературы. Составленное им руководство для преподавания отечественной словесности вскоре становится настольной книгой многих русских педагогов.

Активная педагогическая деятельность Константина Ушинского и его блестящие ораторские способности позволили ему уже через четыре года перейти на должность инспектора Смольного института благородных девиц, одного из самых привилегированных учебных заведений страны. Здесь он наконец получает возможность реализовать весь накопленный им педагогический опыт. Ушинский разработал современную систему учебного процесса и начал с того, что ввел урок продолжительностью в 45 минут с пятнадцатиминутными перерывами. До него урок длился полтора часа.

Кроме того, он переработал действующие программы преподавания, сократив ненужные для учеников предметы. Это позволило ему установить семилетний срок обучения в институте и существенно повысить качество образования. Учениц Смольного практически перестали оставлять на повторное обучение. Успех проводимых реформ во многом объяснялся тем, что Ушинский смог собрать в стенах института крупнейших педагогов своего времени — В. Водовозова, Л. Модзолевского, М. Семевского.

Одновременно с преподаванием он ни на день не прекращал литературную и методическую работу: подготовил систему учебных пособий, книги «Родное слово» и «Детский мир». Успех этих изданий был ошеломляющим. В первый же год после опубликования они были переизданы еще три раза и в течение пятидесяти последующих лет продолжали переиздаваться три, а то и четыре раза в год.

Впервые в истории русской педагогики Константин Дмитриевич Ушинский подготовил и специальную книгу для родителей под названием «Советы родителям». В ней он во многом опирался на собственный опыт: в семье Ушинских было шестеро детей и со всеми ними он проводил ежедневные занятия.

От издания к изданию талантливый педагог совершенствовал свои книги. Он постоянно добавлял в них новые материалы, учитывая их массовое применение в различных школах. Почти одновременно с приходом в Смольный институт Ушинский был назначен воспитателем наследника престола, будущего царя. Для него он составил уникальную книгу — письма о воспитании наследника, в которой систематически изложил основные знания по русской культуре и истории. Правда, эта книга, в отличие от других, не имела успеха.

Казалось, Константин Ушинский реализовал все свои мечты. Однако в период наибольшего расцвета его педагогическая деятельность вновь была насильственно прервана. Причиной послужил донос священника Смольного института, который обвинял его в неуважении к религии. В результате Ушинский был отстранен от должности. Однако популярность его была так велика, что власти не решились открыто расправиться с ним. Ему было предложено подать прошение об отпуске и отправиться в длительную заграничную командировку.

Покинув Россию весной 1862 года, Константин Ушинский отправился сначала в Германию, а затем в Швейцарию. Некоторое время он провел в Гейдельберге, где читал лекции в местном университете этого города.

Только в конце шестидесятых годов Константин  Ушинский вернулся в Россию. Но ни о каком возвращении на преподавательскую работу и речи не шло. Министр народного просвещения Д. Толстой даже не принял его прошения, а через несколько месяцев книги Константина Дмитриевича Ушинского были исключены из списка учебников для средней школы.

В последние годы жизни он занимался литературной работой: печатался в различных журналах и помогал знакомым ему учителям. Летом 1870 года семью Константина Ушинского постигло тяжелое горе: от случайного выстрела на охоте погиб их старший сын. Чтобы уйти от привычной обстановки, Ушинский перевозит семью в Киев, где с помощью знакомых покупает себе дом.

Однако пожить там ему было не суждено. Во время отпуска он простудился и вскоре скончался от воспаления легких. Но книги его не были забыты. Несмотря на все запреты, их продолжали печатать, и тысячи педагогов пользовались ими во всех концах России.