Лещенко Петр Константинович

(1898-1954) русский певец

На протяжении многих лет, имя Петра Константиновича Лещенко оставалось под запретом, что, впрочем, никак не отразилось на популярности его песен. Иногда дело доходило до казусов. Например, фокстрот Лещенко «Андрюша» в исполнении К. Шульженко стал несомненным шлягером конца тридцатых годов. Газеты писали, что эта песня «подходит для воспитания советской молодежи», и в то же время самого певца официальная пропаганда именовала не иначе как «буржуазной отрыжкой».

Петр Лещенко родился в небольшом селе Исаево на самой границе России и Бессарабии. Когда Петру исполнилось три года, его отец неожиданно умер, и матери пришлось перебраться в Кишинев. Там она вскоре вновь вышла замуж за А. Алфимова, который и стал для Петра настоящим отцом.

Отчим первым заметил музыкальную одаренность мальчика и дал ему начальные уроки музыки. Чуть позже, опять-таки по инициативе Алфимова, Лещенко приняли в хор кишиневской православной церкви. В 1905 году семилетний мальчик уже самостоятельно зарабатывал, получая хлеб за выступления перед солдатами.

В течение нескольких лет Петр Лещенко учился в Кишиневской семинарии, где был прекрасный хор. В конце 1910-х годов, чтобы помочь семье, он начал выступать в иллюзионе «Орфеум»: танцевал между сеансами лезгинку и бросал в цель кинжалы. Правда, петь самостоятельно он в то время еще не решался.

В июле 1914 года, когда началась Первая мировая война, Петра Лещенко призвали в армию и направили в школу прапорщиков. После непродолжительной учебы он оказался на фронте, но не прошло и месяца, как его ранили, и он попал в госпиталь. Там Лещенко встретил Октябрьскую революцию и неожиданно для себя оказался эмигрантом, так как Бессарбию захватили румынские войска.

В поисках заработка он вместе с родителями и двумя младшими сестрами переехал в Бухарест, где семья купила маленький ресторанчик. Работать пришлось всем: Лещенко выступал с отдельными танцевальными номерами и в дуэте с матерью, которая неплохо пела. Чувствуя, что ему не хватает мастерства, он начинает усиленно заниматься вокалом и хореографией.

В середине двадцатых годов, по совету отчима, он отправился в Париж, где выступал в русских ресторанах, а также играл в составе балалаечного оркестра «Гусляр».

В начале 1926 года Петр Лещенко знакомится с танцовщицей 3. Закис, которая в то время только что закончила балетную школу. Вскоре они поженились и отправились в гастрольную поездку по странам Европы как дуэт «Петрушка и Розитта». Теперь Лещенко уже не только танцует, но и поет, а когда понял, что публике нравится его пение, оставил танцы и стал исполнять популярные песни.

Летом 1928 года вместе с женой они приезжают в Румынию и начинают выступать в известном бухарестском ресторане «Вишой». Здесь они провели два года, а потом уехали в Латвию к родителям Закис.

В Риге Лещенко выступает в «Дайлес театре», в кинотеатре «Палладиум» и в кафе, принадлежащем его тестю. Там его услышал известный скрипач Г. Шмидт и познакомил с композитором Оскаром Строком. Знакомство вскоре перешло в тесную дружбу, и со временем Строк становится постоянным автором всех песен Петра Лещенко.

Кроме того, Строк помог ему заключить контракт с фирмой «Юнгер и Файерабенд», которая представляла в Латвии известную немецкую граммофонную фирму «Парлофон». После прослушивания, дирекция фирмы предложила Лещенко отправиться в Германию для записи песен на пластинки.

Оставив в Риге жену вместе с только что родившимся сыном, Петр Константинович Лещенко уехал в Берлин, где записал несколько песен, которые вскоре были выпущены в грамзаписях. После этого к нему приходит известность, но он продолжал выступать в кинотеатрах и небольших ресторанах, т. к. не обладал сильным голосом, необходимым для выступлений в больших залах.

Популярность певца продолжала расти, Лещенко приглашали для записи пластинок в студии известнейших фирм — «Коламбия», «Электрекорд». Обычно певец проводил зиму в Бухаресте, а на летние месяцы приезжал в Ригу, где выступал в ресторанах, расположенных на взморье. Там в 1933 году его услышали два английских антрепренера, которые и пригласили певца в Лондон. Концерт Петра Лещенко прошел с таким успехом, что он вскоре повторил его на Би-Би-Си, где также была записана пластинка. Любопытно, что среди тех, кто восторженно отозвался о выступлении Лещенко, был и русский князь Феликс Юсупов.

Через год певец получил новое приглашение в Англию. Он выступал в самых престижных ресторанах столицы: «Трокадеро», «Савой», «Палладиум». Пластинки с записями его песен продавались по всей Европе. Иногда они попадали и в Россию. Песни Петра Константиновича Лещенко на мелодии О. Строка «Скажите, почему», «Давай простимся», «Не уходи» входили в репертуар ведущих артистов русской эстрады — В. Козина, Л. Утесова, И. Юрьевой. В одной из рецензий говорилось, что эти песни отражают настроение «устремленной в будущее советской молодежи».

В то же время самого Лещенко не переставали клеймить и критиковать в официальной советской печати. А название одной из его песен «Черные глаза» даже использовали в качестве заглавия одной из рубрик в сатирическом журнале «Крокодил» как символ буржуазной культуры.

Хотя Петр Лещенко и не обладал большим голосовым диапазоном, он привлекал внимание своей эмоциональностью, непосредственностью переживаний, умением подать даже примитивный текст. Вместе с А. Вертинским его можно считать основоположником театра песни на отечественной эстраде.

Показательно, что в конце тридцатых годов, когда в Румынии было официально запрещено выступать на русском языке, Лещенко продолжал петь только по-русски. В Белграде он записал на пластинку программу из советских песен, которая открывалась песней «Широка страна моя родная» на музыку Дунаевского.

Репертуар певца был разнообразен: он исполнял русские и украинские мелодии, вставлял новинки советской эстрады, в частности произведения братьев Покрасс.

В конце тридцатых годов Петр Лещенко открывает в Бухаресте собственный ресторан. Там начинает выступать оркестр под руководством композитора Ж. Ипсиланти, жена которого — А. Баянова — пела вместе с Лещенко. Интересно, что во время выступлений певца посетителям строго запрещалось есть и пить.

Казалось, в жизни артиста наконец наступило время спокойной работы. Но с началом Второй мировой войны все изменилось. Когда Румыния объявила войну СССР, Петра Лещенко призвали в армию, но он отказался воевать против своего народа. Власти побоялись привлечь его к ответственности и предпочли оставить в покое. Как только румынские войска заняли Одессу, Лещенко стал добиваться разрешения приехать в город с концертами.

Весной 1942 года немецкие власти разрешили концерт Лещенко в зале русского драматического театра. Певец выступал в сопровождении оркестра Одесской оперы. Этот день стал поистине триумфальным в его карьере. По требованию публики Петру Лещенко пришлось повторить концерт на следующий день, а затем еще несколько раз.

В Одессе он познакомился с В. Белоусовой, которая на время концертов стала его концертмейстером. Вскоре Лещенко увез ее в Бухарест, развелся с первой женой и женился на Белоусовой.

Во время войны он часто приезжал в Одессу и выступал в самых разных залах: здании биржи, ресторанах, в частных домах. Сразу же после входа в город советских войск он предложил свои услуги новым властям.

Его предложение приняли, и Петр Лещенко вновь начал выступать с концертами. Более того, певец начал хлопоты о возвращении в СССР. Но в марте 1951 года его внезапно арестовали по обвинению в сотрудничестве с фашистами и поместили в лагерь для военнопленных неподалеку от румынского города Брашов.

Только через девять месяцев жена Лещенко смогла добиться свидания. Белоусова пыталась помочь мужу, но вскоре и сама была арестована и отправлена в СССР. В 1954 году Белоусова была освобождена, ей разрешили вернуться в Москву. Там она и узнала, что Лещенко погиб в лагере.

Только в 1990 году в СССР была выпущена первая пластинка с записями Петра Константиновича Лещенко, а в 1998 году заложена памятная плита на «звездной аллее».