Крылов Алексей Николаевич

(1863-1945) русский кораблестроитель

Детство будущего «академика корабельной науки» прошло в тиши российской провинции. Его отец, старый артиллерийский офицер, жил в небольшом имении неподалеку от города Алатыря. В детстве Алеша был живым, подвижным мальчиком и всегда говорил о том, что хочет стать моряком. Его детская мечта исполнилась, и он поступил в морское училище. Алексей прекрасно учился, к тому же у него проявились великолепные математические способности. На выпускных экзаменах он получил все высшие оценки, и его имя было выбито золотыми буквами на мраморной Доске почета.

После училища Алексей Крылов начинает работать в компасной мастерской Адмиралтейства. Там же, еще молодым инженером, он написал свой первый труд по девиации компаса. Сделанными им расчетами и по сей день пользуются моряки всего мира. И тем не менее Алексей понял, что полученного образования ему недостаточно, поэтому через год поступил в Военно-морскую академию. Одновременное учебой в академии он посещает лекции и занятия известного математика П.Чебышёва в Петербургском университете.

После окончания академии Крылова оставили на кафедре для подготовки к званию профессора. Несколько позже он начал читать уникальный курс: «Теория мореходных качеств корабля». Впервые в мировой науке ученый разработал методику математического расчета размеров корабля. Это помогло не только улучшить мореходные качества российских судов, но и разработать математическую теорию качки корабля.

Алексей Николаевич всегда стремился к тому, чтобы соединить теорию с практикой. Поэтому, не оставляя преподавательскую деятельность, он согласился стать начальником опытного бассейна, где испытывались модели различных судов и изучались гидродинамические явления, возникающие при их движении. Работая там, Крылов сделал еще одно крупное открытие, создав теорию непотопляемости судна. Благодаря сделанным им расчетам моряки получили возможность сохранять мореходные качества корабля при затоплении части помещений.

Крылов предложил для спасения корабля не выкачивать воду из затопленных отсеков, а, наоборот, затоплять неповрежденные отсеки так, чтобы ликвидировать опасный крен судна. Ученый составил специальную методику, на основании которой каждый корабль можно было снабдить таблицами непотопляемости. Эта работа была высоко оценена адмиралом Макаровым, одним из первых применившим ее на практике. Крылов считал, что при постройке корабля его модель должна пройти всесторонние испытания в опытном бассейне, что позволит избежать ошибок и просчетов в конструкции.

Начавшаяся вскоре русско-японская война блестяще подтвердила правоту Крылова. В ходе Цусимского сражения не пострадали только те суда, командиры которых на свой страх и риск применяли теорию Крылова.

После этого таблицы непотопляемости были введены в качестве обязательного элемента безопасности на всех русских военных судах. В наше время их широко применяют на гражданских и военных судах всех стран мира. Благодарные же моряки ежегодно отмечают день рождения Алексея Николаевича как свой морской праздник. Расчеты Крылова использовались при постройке многих известных судов, в том числе и знаменитого ледокола «Ермак».

На протяжении тридцати лет Алексей Николаевич Крылов читал в Морской академии свои лекции. По его инициативе там был основан специальный кораблестроительный факультет, на базе которого позже был создан Ленинградский кораблестроительный институт. Во время Первой мировой войны Крылов был назначен председателем комиссии по расследованию гибели линкора «Императрица Мария».

После Октябрьской революции он стал одним из первых ученых, продолжавших работать на благо России. Его направили в научную командировку в Швецию для закупки паровозов. Чтобы снизить расходы на их транспортировку, Крылов предложил применить речные баржи. Благодаря этому новшеству паровозы были доставлены в Россию не только быстрее запланированного срока, но и с значительно меньшими затратами.

Алексей Николаевич Крылов продолжал активно работать и в последующие годы. Он создал множество математических приборов, стал автором различных изобретений. В те годы ни один принципиальный вопрос, касающийся развития судостроения, не решался без участия Крылова. Однако даже его авторитет не помогал, когда в дело вступали политические амбиции.

Так произошло, например, с пароходом «Челюскин», на котором планировалось совершить переход по Северному морскому пути. Ознакомившись с его чертежами, Крылов дал категорическое заключение о непригодности судна для подобного плавания. К сожалению, с его мнением не посчитались, и построенный корабль отправился в путь. Гибель судна после первого же серьезного сжатия льда подтвердила правоту ученого.

Труды Крылова были высоко оценены правительством, он был избран академиком, отмечен многочисленными российскими и международными наградами. Его именем была названа медаль, которой награждаются ученые за лучшие работы по кораблестроению и математике.

Единственная дочь Крылова, Анна, вышла замуж за российского физика П.Капицу и родила двоих детей.

Единственным и немного парадоксальным увлечением Алексея Николаевича были переводы. Среди его любимых авторов оказался Ньютон и его книга «Математические начала натуральной философии», переведенная Крыловым с латинского. В годы войны академик стал работать над собственной книгой, которую он назвал «Мои воспоминания». В ней он рассказал о своем долгом пути в науке, а также поведал о многих малоизвестных событиях российской истории.