Перов Василий Григорьевич

(1833-1882) русский художник

Имя этого художника занимает достойное место в истории русской культуры. Его картины являются образцом не только блестящего живописного мастерства, но и глубокой драматургии. Они всегда обращены к сердцу, поэтому во все времена остаются современными.

Перов Василий Григорьевич пришел в искусство вслед за такими известными русскими художниками, как Венецианов и Федотов, которые открыли в живописи поэзию крестьянского труда и положили начало русскому сатирическому жанру. Перов продолжил их искания, став основателем жанровой реалистической живописи и своим творчеством заложив традиции, которые потом развили художники-передвижники.

Будущий художник родился в Нижегородской губернии и был внебрачным сыном губернского чиновника. Фамилию «Перов» придумал мальчику сельский дьячок, который обучал его грамоте. Мальчик был на удивление смышленым и ловко владел гусиным пером, поэтому дьячок не стал долго ломать голову и назвал его Перовым.

Он не только хорошо писал — у него рано обнаружились способности к рисованию, поэтому он оказался в Школе живописи, которая находилась в расположенном неподалеку от их села Арзамасе. Здесь Василий Перов получил начальное художественное образование, потом отправился в Москву и поступил учиться в Училище живописи, ваяния и зодчества.

Ему пришлось нелегко в чужом городе без родных, без связей и без средств к существованию. Нередко приходилось голодать, скитаться, ночевать где придется. Однако живопись уже полностью захватила Василия Перова, и все заработанные нелегким трудом деньги он тратил на кисти и краски.

Первые же крупные картины «Проповедь на селе», «Сельский крестный ход на Пасхе» принесли художнику известность. Хотя сразу же возникли и проблемы, поскольку в картинах молодого живописца власти обнаружили опасный критический настрой и даже издевательство над существующим порядком вещей. В них действительно отражалась реальная жизнь такой, какой она была на самом деле.

Дошло до того, что показанную на выставке картину «Крестный ход» убрали, а Третьякову, который купил ее, предложили спрятать ее подальше, «впредь не выставлять и не воспроизводить в печати».

Художник в это время собирался в заграничную поездку в Италию, но, как писал один из его друзей Третьякову, «Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловецкий...». Однако грозное предупреждение не подействовало, и, вместо того, чтобы перейти к парадным картинам, он написал другое, не менее острое полотно, с явно выраженным сатирическим подтекстом: «Чаепитие в Мытищах близ Москвы».

Подмосковные Мытищи, которые располагаются по дороге в Троице-Сергиеву лавру, когда-то славились своей родниковой водой. Здесь не только останавливались по пути на богомолье, но и приезжали любители «самоварной утехи», чтобы отведать изумительный по вкусу чай. Вот и на этой картине художник изобразил важного служителя церкви, который наслаждается мытищинским родниковым чаем в тени развесистого дерева. Рядом со столом стоит нищий солдат-калека. Где-то на полях сражений он потерял ногу и теперь вынужден побираться, чтобы не умереть с голоду. К его шинели приколота медаль, и солдат униженно тянет руку за подаянием. Мальчонка-поводырь даже и руку не смеет протянуть, боится служанки, которая в раздражении гонит нищих прочь. На фоне этой человеческой трагедии особенно выделяется самодовольное румяное лицо священнослужителя. Он закрыл глаза и даже не хочет смотреть на нищих.

С каждой картиной Василия Перова связана своя история, и каждую из них можно читать как увлекательный и в то же время грустный рассказ. Это не удивительно, поскольку он был и превосходным писателем. Василий Григорьевич Перов даже издавал свои рассказы, и о них с похвалой отзывались А. Островский и Ф. Достоевский.

Может быть, поэтому каждое его живописное полотно, словно рассказ или повесть, имеет свой сюжет и глубокую драматургию. Взять хотя бы картину Василия Перова «Приезд гувернантки в купеческий дом», которая, как и многие другие картины живописца, висит в одном из залов Третьяковской галереи. Здесь ясно прослеживается нелегкая судьба молодой девушки из благородной обнищавшей семьи, которая вынуждена наниматься на работу в купеческий дом. Сразу видно, что жизнь здесь ей предстоит нелегкая, полная унижений. Хозяин-купец оглядывает девушку, как будто приобретает товар для своей лавки. Его розовощекий сын смотрит на нее победно и снисходительно, на лицах челяди тоже проглядывают разные чувства — от любопытства до сочувствия. Казалось бы, больше на картине ничего не происходит, но изображение на ней сделано так конкретно и точно, что рамки картины как бы раздвигаются и за ними просматриваются будущие события.

С особым чувством Василий Перов изображал на своих картинах детей. Они у него всегда грустные, а если безмятежные, то только во сне, как, например, на картине «Спящие дети».

Собственная нелегкая судьба воспитала у художника особое чутье к страданиям чужих людей, а сюжеты он брал из жизни.

Такая же интересная, но печальная история связана с известной картиной Василия Григорьевича Перова «Тройка». Художник изобразил на ней бытовую сценку: трое детей — два мальчика и девочка — везут на санях обледенелую бочку с водой. У среднего, старшего мальчика во рту щербинка, какую просто так не придумаешь. Бочка тяжелая, и мальчик дышит, приоткрыв рот, в котором не хватает несколько верхних зубов. Об этой картине сохранился рассказ самого художника.

Однажды у Тверской заставы он повстречал старушку с мальчиком, который привлек к себе внимание художника. Он позвал их к себе в мастерскую, показал начатую картину и едва уговорил женщину, которая оказалась матерью Васи, чтобы она разрешила мальчику позировать ему. Пока Василий Григорьевич Перов работал, женщина рассказала ему о своей тяжелой жизни и о том, что Вася — ее единственная отрада и утешение. Перов заплатил мальчику за работу и даже дал сверх того.

Картина уже была закончена, ее купил Третьяков. Но в один из дней на пороге дома художника появилась та самая старушка, мать Васи, еще более потерянная и несчастная. Оказалось, что ее сын заболел и умер, и женщина, продав все, что имела, пришла к художнику, чтобы купить картину с его изображением.

Василий Перов обещал женщине написать новый портрет Васи и выслать ей в деревню. Спустя немного времени он сдержал свое обещание.

По свидетельству современников, Василий Григорьевич Перов жил и писал сердцем. Очевидно, поэтому его так любили ученики, которым он передавал не только свое мастерство, но и огромный талант любви к людям. Долгое время Перов преподавал в своем родном Училище живописи, ваяния и зодчества и был общепризнанным любимцем молодых художников. Один из учеников профессора Перова, М. Нестеров писал позже: «Он оставил в учениках свое искусство, а в нем свое сердце».