Куинджи Архип Иванович

(1842-1910) русский художник

Архип Куинджи был истинным самородком. Его биография бедна внешними событиями, но удивительна и необычна, как его картины. Родился он в 1842 году на окраине Мариуполя в семье бедного сапожника-грека. Фамилию «Куинджи» Архип Иванович получил по прозвищу деда. По-татарски это слово означало «золотых дел мастер».

Будущий художник рано осиротел. Жил он у родственников, помогал им по хозяйству. Начальную грамоту Архип узнал от учителя-грека, а затем немного поучился в городской школе — вот и все образование, которое он получил в детстве. А дальше — работа у чужих людей: он служил у подрядчика по приемке кирпича, был домашним слугой у мариупольского хлеботорговца, работал ретушером у фотографа.

Мальчик переходил от одного хозяина к другому, осваивая разные работы. Но одна привязанность оставалась у него неизменной, целиком овладевшей им, — это страсть к рисованию. Он много рисовал, когда учился в городской школе, рисовал в приходных книгах у подрядчика, рисовал на чем придется — на обрывках бумаги, на стенах — карандашом, печным углем, мелом — всем чем попало, лишь бы рисовать. И к работе ретушера привела его в конечном итоге внутренняя всепоглощающая жажда рисовать. Родные, знакомые, хозяева, у которых он работал, знали об этом увлечении и хвалили рисунки мальчика.

Страсть к рисованию привела Куинджи в Феодосию, к Айвазовскому. У знаменитого художника-мариниста он пробыл несколько месяцев. Мечтающий поступить в Академию художеств и приобщиться к большому искусству юноша отправился наконец в Петербург. Он прибыл туда в начале 60-х годов. В столице молодой Куинджи с головой окунулся в атмосферу художественной жизни. Его интересовало все, что касалось Академии. Все в этом городе говорило об искусстве.

В 1868 году он показал на академической выставке картину «Татарская сакля» и получил за нее звание неклассного художника. В этом же году Академия приняла его вольнослушателем. Молодой живописец переступил порог храма искусства. Это было его первое завоевание.

Вслед за первой картиной последовали и другие, в которых чувствуется влияние Айвазовского. Начинающему художнику трудно было преодолеть свое восхищение знаменитым пейзажистом. Он еще не нашел себя, хотя уже в его первых картинах начинает пробиваться индивидуальность. Игра лунного света, феерия солнечного заката, яркие, необычные состояния природы, появившись в его пейзажах на пороге самостоятельного творчества, станут любимыми мотивами художника.

В Академии Куинджи подружился с И.Репиным, В.Васнецовым и вошел в их кружок. Через них он познакомился с Крамским, идеологом передовых русских художников. Молодежь любила Крамского, прислушивалась к нему. Куинджи был привязан к своим академическим друзьям и тоже искренне уважал Крамского.

В 1872 году на академической выставке появилась картина Куинджи «Осенняя распутица». Это правдивая, из жизни выхваченная картина. Художник заставляет зрителя задуматься и почувствовать под кажущимися на первый взгляд обыденными явлениями глубокий жизненный смысл. Скупыми композиционными и живописными средствами он достигает большой образной выразительности. Об этой картине писали в прессе, что она самобытна и что художник хорошо почувствовал северную природу.

Куинджи много и упорно работает. Его учителем становится природа. Все лето 1872 года он проводит на Ладожском озере, на острове Валааме, внимательно наблюдает, изучает, штудирует натуру, увлеченно пишет этюды. Два последующих значительных полотна — «Ладожское озеро» и «На острове Валааме» — были результатом напряженной летней работы на острове.

В 1874 году зритель увидел новую картину Куинджи — «Забытая деревня», которую художник представил на 3-й выставке Товарищества передвижных выставок. Полноправным членом Товарищества он становится с 1877 года. Вступление это было вполне закономерным: оно отвечало взглядам художника на задачи искусства. В письме к Репину в 1874 году Крамской писал: «Куинджи интересен, нов, оригинален, до того оригинален, что пейзажисты не понимают, но публика зато отметила...» Куинджи переживает творческий подъем. На следующей, 4-й Передвижной выставке в 1875 году он показывает три новые картины. Как художник-реалист, он ищет в природе такие мотивы и образы, которые наиболее полно выразили бы его замысел, не теряя своей жизненной правды. И неслучайно, что П.Третьяков приобрел одну из этих картин художника для своей галереи.

Постепенно Куинджи становится вполне сложившимся художником, с твердо установившимися взглядами, хорошо знающим искусство не только своей страны, но и европейских государств. Не имея систематического образования, он стремился пополнить свои знания самостоятельно: два раза побывал за границей, где жадно знакомился с искусством Англии, Франции, Бельгии, Германии. За рубежом Куинджи держался независимо, высказывал свои взгляды на современное ему французское искусство прямо, резко и открыто.

Зрители ждали новых работ художника, искали их в выставочных залах, подолгу простаивали перед ними. В начале 1880 года в Петербурге открылась необычная выставка — выставка одной-единственной картины. Удивительным было и стечение публики у здания Общества поощрения художеств, где экспонировалась картина. Публика толпилась у дверей, плотно заполняла лестницу, ведущую в выставочный зал. Еще задолго до открытия выставки в газетах появились восторженные отклики о картине Куинджи «Ночь на Днепре».

Петербург жил открытием выставки. Поэт Я. Полонский писал: «Положительно я не помню, чтобы перед какой-нибудь картиной так долго застаивались и чтобы, наглядевшись на полотно, расцвеченное красками, выносили такое невероятное впечатление... Что это такое? Картина или действительность? В золотой раме или в открытое окно видели мы этот месяц, эти облака, эту темную даль, эти «дрожащие огни печальных деревень» и эти переливы света, это серебристое отражение месяца в струях Днепра, огибающего даль, эту поэтическую, тихую, величавую ночь?» По свидетельству Репина, у людей, в «молитвенной тишине» рассматривающих картину, на глазах появлялись слезы восторга. Восторгались картиной Менделеев и Тургенев. Поэт Фофанов написал в ее честь стихи, которые были положены на музыку. Картина была репродуцирована и разошлась в тысячах экземпляров. Это был первый случай в России, когда картина получила такое широкое распространение. Художественный талант Куинджи в «Ночи на Днепре» достиг своей вершины.

Вторая самостоятельная выставка Куинджи в 1882 году была последней. Больше художник своих картин не выставлял. Он умолк и расстался с публикой. Наступили годы молчания. Куинджи прекратил выставляться в расцвете творческих сил, когда ему было сорок лет. Интенсивный творческий период у него продолжался всего десять лет — от картины «На острове Валааме» и до «Днепра утром».

Безусловно, Куинджи, картины которого приобрели широкую популярность, придавал значение состоянию «своего голоса». Писать хуже он не хотел. Он сознавал свою ответственность как художника перед обществом. Кроме того, став состоятельным человеком, он стал независимым и мог подолгу работать над картинами.

В начале 1900-х годов художник был почти готов к тому, чтобы снова показать некоторые свои новые картины широкой публике. По сравнению с десятилетием активного участия в выставках за тридцать лет молчания Куинджи создал сравнительно немного. Не все из его работ были равнозначны и по своим художественным качествам. В конце концов художник и не выставил свои картины.

В то же время Архип Иванович Куинджи активно преподавал в Академии, передавая свой богатый опыт молодым художникам. Его замечания и советы ученикам, когда они работали над самостоятельными композициями, всегда были кстати. Они как бы облегчали рождение того, что уже было в сознании молодого художника, но не находило правильного решения. Большое значение Куинджи придавал своим беседам с учениками после занятий.

Живописец решил употребить свой значительный капитал на благо русского общества, на помощь художникам. В феврале 1910 года состоялось открытие Общества имени А.И.Куинджи. По составленному художником завещанию все картины, находившиеся в мастерской, и все его денежные сбережения становились собственностью Общества. Ему же он передал и поместье в Крыму.

11 июля 1910 года Архип Иванович Куинджи умер. Проводить в последний путь знаменитого художника пришли его коллеги и многие из тех, кому он когда-либо помог. Заветы Куинджи, первого русского импрессиониста, поэтический дух его творчества продолжают жить в работах его учеников. Незримыми нитями они протянулись и в творчество современных художников.