Коровин Константин Алексеевич

(1861-1939) русский живописец, график

Свое творчество Константин Алексеевич Коровин начинал во многом под влиянием передвижников. Он родился в довольно зажиточной старообрядческой семье. Один из его дедов владел ямщицким извозом, а другой был крупным чаеторговцем. Родители же будущего художника получили хорошее воспитание, увлекались музыкой и живописью. В их доме бывали многие известные деятели искусств, художники Л. Каменев и И. Прянишников.

Возможно, под влиянием семейной атмосферы вслед за старшим братом Сергеем Константин поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Вначале он учился на архитектурном отделении, потом перешел на живописное, где его учителями были В. Поленов и А. Саврасов. Позже сам Коровин тоже преподавал в родных пенатах.

Творчество братьев со временем стало диаметрально противоположным. Сергей остался в рамках реалистической школы, а Константин начал осваивать новые формы искусства. Уже в одной из его первых картин — «Хористка» (1883) — традиционная форма портрета превратилась в подобие этюда, где автор не стремится к точности соответствия, а передает свой взгляд, собственное впечатление о модели.

В том же 1883 году Константин Коровин в течение нескольких месяцев проходит нечто вроде стажировки в Петербургской Академии художеств, после чего возвращается в Москву и в 1886 году завершает обучение в Училище. За время учебы он неоднократно получал награды и поощрения: в 1883 году удостоился малой серебряной медали за живописные этюды и стипендии князя Долгорукова за рисунки, а в 1884 получи звание классного художника.

После окончания училища, Константин Коровин начинает активно участвовать в выставках. До 1896 года его картины появляются на выставках Московского общества любителей художеств, в последующие три года он выставляется вместе с художниками из Товарищества передвижных выставок, а с 1899 по 1903 год — на выставках «Мира искусства».

Реалистический характер творчества Коровина ярче всего проявился в работах, посвященных Северу. Вместе с художником Серовым он предпринимает путешествие к Белому морю. Свои впечатления от этой поездки художник отразил в картинах «Гаммерфест. Северное сияние» (1894—1895) и «Зимой». В них доминируют серые и синие тона. В те годы в его творчестве еще не наступило время буйных красок. Но вместе с тем очевидного сюжета тоже нет, настроение художника передано скорее через переходы цветов. По сравнению с другим своим современником — пейзажистом Исааком Левитаном — Коровин не стремится к обобщению, не вводите свои картины фигурки людей и животных, не прописывает до мельчайших деталей то, что видит.

Переход в стан сторонников нового искусства, был для Константина Алексеевича Коровина осознанным и, можно даже сказать, естественным. В 1885 году он знакомится с известным меценатом С. Мамонтовым и входит в Абрамцевский кружок, став вместе с М. Врубелем и В. Серовым предтечей искусства XX века. В это же время он увлекается театром и сценографией — оформляет многие спектакли, поставленные на сцене частной оперы Мамонтова, и среди них — «Снегурочку», «Псковитянку», «Хованщину», «Кармен», совместно с М. Врубелем и С. Малютиным занимается оформлением оперы «Садко».

Начиная с 1888 года Константин Коровин часто бывал за границей, преимущественно в Испании, Италии, Франции. Он много путешествует и по России. Постоянные разъезды во многом были связаны с оформлением выставочных павильонов, в частности в Нижнем Новгороде и на Всемирной выставке в Париже. Для Кустарного раздела Русского павильона Коровин исполнил тридцать панно на темы Сибири, Средней Азии «Севера. Они не только пользовались успехом у посетителей, но и были отмечены несколькими медалями и даже Гран-при.

Нетрадиционность творческой манеры Константина Коровина получит название «декоративного импрессионизма». В этом стиле работали и другие художники, создавая своеобразную «серию цветов», основу которой составляла фиксация зрелой и увядающей красоты природы. Приверженцами подобной манеры в будущем станут также Врубель и Сапунов. Сам же Коровин создаст картину «Лето» (1895), где равнозначными окажутся и голова женщины, и пышный куст сирени.

В дальнейшем живописец будет постепенно отходить от реалистической предметности в своих картинах. Как отмечает художник и теоретик искусства А. Бенуа, Константин Коровин становится лидером в передаче «живописных красочных впечатлений». При этом он соединяет русскую и европейскую традиции, игру цветом Архипа Куинджи и импрессионистичность Клода Моне. К тому времени, Коровину уже не было нужды доказывать свое право работать в излюбленной манере, поэтому он мог свободно экспериментировать. Для него главным становится цветное пятно, как это видно на его картинах «Бумажные фонари» (1898) и «Сарай» (1900).

Одним из первых русских художников, Константин Алексеевич Коровин начинает писать картины «на пленэре» в свободной импрессионистической манере. Эти картины привлекают буйством красок, свободной игрой цвета, непосредственностью переживаний и яркой экспрессией.

Появление новой манеры письма художника, несомненно, связано с его поездкой в Париж. Многие картины того периода выполнены в эскизном стиле, построенном на как бы мерцающей цветовой гамме: так, например, написана картина «Парижское кафе» (1899—1900). В рамках серии «Огни Парижа» Коровин создает целый ряд интересных работ: «Париж. Бульвар Капуцинов» (1906), «Париж. Кафе де ла Пэ» (1906), «Париж ночью. Итальянский бульвар» (1908).

Примечательно, что художник изображает преимущественно вечерний и ночной город. Он рисует в основном бульвары, наполненные яркой толпой, огнями и вспышками рекламы. Хотя Константина Коровина вполне обоснованно сравнивают с К. Моне и К. Писсарро, он все же во многом индивидуален. Он вовсе не стремится к фактической точности, изображая свое видение и восприятие города-праздника.

С 1901 до 1918 года Коровин преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди его учеников были такие известные в будущем художники, как А. Герасимов, Б. Иогансон, К. Юон. Много работал Коровин и как театральный художник. Известно, что только на сцене императорских театров он оформил более ста постановок. Коровин создал новый тип красочных, зрелищных декораций, тесно связанных с настроением музыкального спектакля. Это прежде всего постановки оперы Михаила Глинки «Руслан и Людмила» и «Золотой петушок» Н. Римского-Корсакова.

За всеми этими делами, Константин Коровин не оставляет занятий живописью: в десятые годы он углубляет свойственный ему декоративизм изображения в серии натюрмортов — «Натюрморт» (1912), «Рыбы, вино и фрукты» (1916), продолжает рисовать цветы — «Розы и фиалки».

В то время в живописи начинают постепенно доминировать авангардистские течения, в частности кубизм, но Коровин не воспринимает этих новшеств. Он выступает своего рода консерватором, сохраняя страсть импрессионистов к изображению световоздушной среды. Коровин похож на романтиков, сохранявших идеалы красоты и возвышенных чувств практически на протяжении всего XIX века.

С 1923 года Константин Алексеевич Коровин постоянно жил в Париже. Он отправился туда с разрешения Анатолия Васильевича Луначарского для устройства выставки и лечения жены и сына. В первые годы пребывания за границей художник часто выставлял свои картины, в самых престижных галереях проходили его персональные выставки. Одна из них состоялась в 1925 году в галерее Бернхейма, другая — в 1929 году в галерее Кольбера.

Однако период экономического упадка коснулся и Константина Коровина. Все чаще и чаще ему приходится отвлекаться от живописи и заниматься другими делами. Он оформляет спектакли многих театров и театральных трупп, с этой целью бывает в разных странах. Так, для гастролей труппы А. Павловой в Лондоне он работал над оформлением балета «Дон-Кихот», занимался оформлением оперы «Севильский цирюльник» для гастролей Ф. Шаляпина в США, оформлял «Снегурочку» и «Князя Игоря» для «Русской оперы» М. Кузнецовой в Париже.

С 1929 года Коровин Константин Алексеевич становится профессиональным литератором. Еще до революции было опубликовано около 60 интервью, бесед, воспоминаний, записанных с его слов. Теперь же, тоскуя по Родине, он пишет воспоминания о тех людях, которых знал когда-то и был с ними дружен. Вскоре были опубликованы воспоминания Коровина о Антоне Чехове, М. Врубеле, А. Головине, И. Левитане, Серове. Темы многих его произведений связаны с искусством и Россией. В рассказах «Человек со змеей» и «Ветер весны» он пишет об охоте и рыбалке, произведения «Московская канитель» и «Московские чудаки» посвящены Москве — городу, с которым у художника были связаны самые светлые воспоминания.

За десять лет Константин Алексеевич Коровин опубликовал свыше 360 очерков и рассказов. По заказу коллекционера С. Дорожинского он написал мемуары «Моя жизнь». В них и в книге «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь» он раскрыл свой внутренний мир, душевные переживания, и сделал это столь талантливо, что обе книги считаются лучшими в его эпистолярном наследстве.

Сын Коровина Алексей тоже стал живописцем, но судьба его оказалась несчастливой: не дожив до пятидесяти лет, он покончил жизнь самоубийством.