Боровиковский Владимир Лукич

(1757-1825) русский художник

Боровиковский Владимир Лукич принадлежит к числу тех художников, творчество которых в сознании зрителей связано лишь с одним живописным жанром - портретом. Между тем это был исключительно многосторонний и плодовитый мастер.

Владимир Лукич Боровиковский происходил из старинной миргородской казачьей семьи. Первыми учителями будущего художника стали отец и дядя, которые были известными в Миргороде художниками-иконописцами. Любопытно, что живописью они занимались параллельно со службой в Миргородском казачьем полку.

Вначале Владимир Боровиковский помогал им в качестве подмастерья, а затем стал писать сам. Его иконы стали пользоваться хорошим спросом у заказчиков. Незадолго до визита в Киев и Крым, Екатерины II киевский губернатор и известный поэт граф Капнист пригласил молодого художника для оформления комнат, в которых должна была остановиться императрица. Боровиковский написал два больших панно, которые так понравились заказчику, что тот пригласил их автора в Петербург.

20 октября 1787 года Владимир Боровиковский навсегда покинул Миргород. В Петербурге он общался со многими крупными художниками того времени. Первые десять лет жил вместе с Николаем Львовым, который привил ему интерес к истории, поэзии и музыке. В доме Львовых собирался один из известных литературных салонов той поры. В частности, Н. М. Карамзин читал там «Письма русского путешественника» и «Бедную Лизу».

Видимо, Львов познакомил Боровиковского с крупнейшим художником XVIII века Дмитрием Григорьевичем Левицким, который начал с ним заниматься. По совету Левицкого, Владимир Боровиковский брал уроки у австрийского художника И. Лампи. От этих мастеров Владимир научился филигранной живописной технике, легкому, практически незаметному мазку.

Начиная с конца восьмидесятых годов XVIII века основным жанром в его творчестве становится портрет. Одна из первых работ - портрет Филипповой, жены архитектора, который проектировал Казанский собор. Он написан в традициях сентиментализма: фон едва намечен, женщина сидит в свободной позе, и все внимание художника сосредоточено на ее лице.

В середине 1790-х годов Владимир Лукич Боровиковский пишет один из самых известных своих портретов - «Екатерина II на прогулке в Царском Селе». Он изобразил императрицу не как правительницу, а в домашней обстановке, нарушив тем самым традиции официального парадного портрета. Позже этот портрет вдохновил Пушкина написать в «Капитанской дочке» похожую сцену свидания своей героини с царицей.

Очень удачным получился у Боровиковского портрет Марии Лопухиной. Художник создал изображение этой интересной молодой женщины настолько живым, что, по мнению современников, рано умершая Лопухина продолжает жить на холсте.

В конце девяностых годов он создает ряд официальных портретов. Первым из них был портрет Д. П. Трощинского, статс-секретаря Екатерины Второй. За ним последовал портрет А. В. Куракина, в котором художник мастерски передал любовь героя ко всякой мишуре и блесткам. Боровиковский одним из первых стал использовать деталь как важнейшее средство характеристики героя, своеобразный «ключ» к его внутренней сущности. После воцарения Павла I он создает большой портрет императора в порфире. И снова мы видим не просто официальный портрет монарха, а изображение надменного и внутренне пустого человека. Тем не менее портрет высоко оценили и даже выставляли в конференц-зале Академии художеств.

Не оставлял Владимир Боровиковский и занятия иконописью: для строившегося в то время Казанского собора он выполнил десять икон, а кроме того, участвовал и в оформлении интерьеров собора.

Художник никогда не замыкался в своем творческом мире. Получив известность, он щедро делился своим талантом с учениками. Одним из его любимцев был Алексей Венецианов, который в будущем стал главой собственной художественной школы. Некоторое время Венецианов жил в доме Боровиковского. После смерти учителя он даже хотел написать его биографию.

Любопытно, что имя Владимира Лукича Боровиковского многие десятилетия незаслуженно оставалось в забвении. Дело в том, что его картины находились в различных частных собраниях, как правило закрытых от посторонних глаз. Только в 1905 году для выставки «100 лет русского портрета» Александр Бенуа смог собрать более ста выполненных Боровиковским портретов. Тогда и состоялось подлинное открытие этого талантливого мастера, чьи работы составили целую эпоху в истории русского искусства.