Панин Никита Иванович

(1718-1783) русский государственный и политический деятель

Хотя жизнь Никиты Ивановича Панина прошла на службе при дворе Екатерины II, всеми чертами характера и поведения он как бы вышел из времен Петра Великого. Панин происходил из семьи известного петровского генерала, назначенного после победы в Северной войне комендантом Пернова (так тогда назывался эстонский город Пярну). Там и прошло детство Никиты. Фамилия же Паниных восходит к итальянскому искателю приключений Панини, приехавшему в Россию в XV веке и давшему начало их роду.

Панины не принадлежали к родовитой знати и своим положением в обществе были обязаны исключительно личным талантам. Поэтому Никита, как старший сын в семье, пошел по стопам своего отца и был записан в лейб-гвардии Конный полк. Три года спустя на этот же путь вступил его младший брат Петр. В 1740 году Никита Панин уже имел звание корнета и был принят в лучшем петербургском обществе. Этому способствовали безупречные манеры, блестящее знание иностранных языков и красивая внешность. Недруги даже распространили слух о его любовной связи с императрицей Елизаветой Петровной. Согласно одной из легенд, Никита Панин якобы проспал назначенное ему свидание, за что потом и поплатился.

В 1747 году он был направлен русским посланником в Копенгаген, а вскоре был переведен в Стокгольм, где и прошли следующие двенадцать лет его жизни. Впервые соприкоснувшись с высокой европейской политикой, Никита Иванович Панин быстро разобрался в обстановке. Возможно, его успехам по службе способствовало дружеское отношение со стороны тогдашнего российского канцлера Алексея Бестужева-Рюмина — ведь их судьбы оказались во многом похожи. На первых порах Бестужев был настоящим наставником своего молодого коллеги, чего, кстати, Панин никогда не забывал.

Однако покровительство Бестужева имело и оборотную сторону. Как только того постигла опала, Никита Панин был отозван на родину. Он вернулся в Россию в 1760 году и думал, что более не возвратится на государственную службу. Но императрице были нужны способные люди. Ему был пожалован высокий придворный чин обер-гофмейстера, после чего он был назначен воспитателем наследника российского престола Павла Петровича.

За новое для него дело, Никита Иванович Панин взялся с большой охотой. Вначале ему казалось, что он сможет вырастить из маленького Павла просвещенного монарха, о появлении которого мечтали во многих европейских странах. Однако дальше личной дружбы дело не пошло. Реформаторские идеи, которые с таким жаром проповедовал Панин, оказались абсолютно чуждыми будущему императору.

После восшествия на престол императора Петра III, Панин понял, что необходимо искать нового покровителя. И тогда он предложил поддержку супруге императора Екатерине, которая с радостью ее приняла. Никита Иванович Панин стал активным участником дворцового заговора, в результате которого Екатерина и стала императрицей.

В отличие от предыдущих монархов, Екатерина II умела быть благодарной. Имя Панина стояло одним из первых в списке тех, кто был награжден за содействие ее восхождению на трон. Никита Панин становится во главе Коллегии иностранных дел. Однако его внешнеполитическая активность привела к появлению весьма опасного конкурента. Им оказался А. Бестужев, некогда считавшийся его другом.

Хотя в главном их мнения совпадали (и Панин, и Бестужев считали главным противником России Францию, а естественным союзником Англию), все же они решительно разошлись при формировании русского политического курса.

Никита Иванович Панин выступил с идеей создания так называемой «северной системы». Он хотел организовать союз северноевропейских государств, который должен был представлять собой непобедимую силу. Естественно, что в то время подобное объединение было невозможно. И тем не менее Екатерина поддержала действия Панина. Почти двадцать лет он был главным советником императрицы и фактическим руководителем русской внешней политики. Любопытно, что, несмотря на постоянные дипломатические заботы, до 1774 года Никита Панин оставался воспитателем цесаревича.

По характеру он был человеком медлительным и осторожным, вел малоподвижный образ жизни, но эта кажущаяся медлительность и беззащитность оказалась лишь искусной маской. Иностранные послы, которые вели с ним переговоры, утверждали, что он относится к типу чрезвычайно жестких и бескомпромиссных политиков.

Возможно, эти качества и привели к тому, что после появления на политической сцене Григория Потемкина влияние Никиты Панина стало ослабевать. Изменилось и отношение к нему со стороны Екатерины. Как только Павлу исполнилось восемнадцать лет, Панин перестал быть его воспитателем, а вскоре был принужден выйти в отставку.

Правда, у него сохранились добрые отношения с будущим императором. Павел даже посетил умирающего Панина, отдав тем самым дань своеобразного уважения своему наставнику.

Выйдя в отставку, Никита Иванович Панин поселился в своем имении и по примеру многих занялся литературной деятельностью. Но он занялся сочинением не мемуаров, как того от него ожидали, а политического трактата «Рассуждение о непременных законах». Одним из первых в России, Никита Панин понял пагубность крепостного права и доказал необходимость его отмены. Естественно, что в то время подобные идеи не могли найти никакого отклика. Всего через несколько месяцев Никита Панин умер.