Молотов Вячеслав Михайлович

(настоящая фамилия — Скрябин)

(1890-1986) советский государственный и политический деятель

Вячеслав Михайлович Молотов прожил долгую жизнь. Более тридцати лет он входил в число высших руководителей СССР. За это время успело смениться не одно поколение его коллег, причем некоторые из них ушли не без помощи самого Молотова. Даже после выхода на пенсию он сохранил активность и не отказался от своих взглядов.

Будущий глава Советского правительства родился в небольшом селении Кукарка в Вятской губернии. Его отец работал приказчиком в местном магазине. Детство Вячеслава прошло в Казани, и там же он поступил в реальное училище. Оно и стало его основным «университетом».

Еще школьником Вячеслав начал посещать нелегальный марксистский кружок. В шестнадцать лет он уже совершенно сознательно примкнул к большевикам. Незадолго до выпуска из реального училища, когда юноша должен был получить золотую медаль, его впервые арестовали. Но поскольку он в то время еще не достиг совершеннолетия, тюремное заключение заменили ссылкой. С этого времени и началась жизнь Молотова-революционера.

Он провел в ссылке всего несколько месяцев, после чего совершил побег и перешел на нелегальное положение. Вскоре последовал новый арест, теперь уже закончившийся тюремным заключением. Позже Вячеслав Молотов говорил, что еще до тридцати лет побывал во всех тюрьмах России.

С 1912 года он становится одним из сотрудников большевистской газеты «Правда». Вскоре там начинают появляться его статьи, подписанные псевдонимом «Молотов». Во время Февральской революции он сумел упрочить свое положение в партии тем, что в отсутствие В. Ленина возглавил ее наиболее экстремистское крыло. После того как в столицу вернулись признанные партийные вожди, Молотов отошел на второй план. В это время за ним и закрепилась репутация прекрасного исполнителя. Он умел много и старательно работать, не выдвигаясь на передний план. Но тем не менее его влияние в партии было достаточно сильным.

Во время Октябрьской революции Вячеслав Молотов был членом Петроградского военно-революционного комитета. Затем его направляют в Нижний Новгород, где он становится председателем губисполкома. Через несколько месяцев, когда работа была налажена, его перебросили на Украину. В двадцатом году Молотов несколько месяцев проработал секретарем ЦК КП(б) Украины. Только в 1921 году, когда Иосиф Сталин начал борьбу за руководство в партии, Вячеслав Молотов появляется в Москве, и его сразу же назначают ответственным секретарем ЦК. На этом посту он оставался четыре года.

Между Сталиным и Молотовым сложились теплые отношения еще во время подпольной работы. Вячеслав Молотов оставался одним из немногих близких к Сталину людей, которые могли называть всемогущего вождя его партийным псевдонимом «Коба». Хотя по некоторым вопросам они и расходились во мнениях, Сталин знал, что в трудной ситуации он всегда может опереться на Молотова.

Чтобы упрочить свое положение, Молотов становится одним из самых деятельных борцов с возможными конкурентами Сталина, а также с теми, кто отваживался на его критику. Во время партийных чисток он не моргнув глазом подписывал смертные приговоры своим бывшим друзьям и сторонникам.

После того как был снят со всех постов, а затем и расстрелян глава Советского правительства А. Рыков, Молотов сменил его на этом посту на долгие десятилетия. Только во время войны, когда Сталин сосредоточил всю полноту власти в своих руках, Вячеслав Михайлович Молотов оставался министром иностранных дел и заместителем председателя Совнаркома.

В 1936 году он только однажды осмелился не согласиться со Сталиным, обратившись к нему с просьбой об отмене казни Зиновьева и Каменева. Но как только возникла угроза его собственного ареста, Молотов тут же изменил свое мнение. Менее чем через год он выступил с разоблачительными показаниями против своего старого друга Г. Ломова-Оппокова и первым высказался за его расстрел.

С мая 1939 года Вячеслав Молотов становится наркомом иностранных дел, и его первым крупным дипломатическим шагом стало заключение договора с Германией, который вошел в историю как пакт Молотова-Риббентропа. По этому договору был произведен раздел сфер влияния между двумя государствами, в результате которого СССР предпринял аннексию стран Балтии, Бессарабии и районов Западной Украины.

Во время войны Молотов неоднократно вел переговоры с различными руководителями, и его жесткая позиция послужила причиной появления прозвища «Товарищ Нет». Но Молотов умел и уколоть собеседника. Так, во время переговоров в Берлине в 1940 году, когда неожиданно началась бомбежка, он спросил Риббентропа, который перед этим заверил всех, что Англия уже разбита: «Чьи же это бомбы падают так близко, что мы слышим их разрывы?»

После окончания войны Молотов оказался в опале. Тогда у Сталина появилось недоверие ко всем старым соратникам, оставшимся в руководстве, — Молотову, Ворошилову, Микояну. В это время была арестована жена Молотова — Полина Жемчужина. Она входила в руководство Еврейского антифашистского комитета и вместе со всеми его членами была обвинена в шпионаже. Молотов не нашел в себе смелости защитить перед Сталиным собственную жену, может быть, потому, что ожидал аналогичного обвинения в свой адрес.

В марте 1953 года Сталин скончался. На его похоронах Вячеслав Молотов произнес большую речь. После прихода к власти Никиты Сергеевича Хрущева его вновь назначили на прежний пост. Но он начал проводить прежнюю линию, и после того, как в июне 1957 года была предпринята попытка сместить Хрущева с поста первого секретаря ЦК (а Молотов оказался в числе основных ее инициаторов), последовала новая отставка, правда, в своеобразной форме: его направили послом в Монголию, а вскоре его имя исчезло с карты страны и из названий улиц и заводов. Город Молотов вновь стал называться Пермью.

В 1962 году он был исключен из партии и отправлен на пенсию. Но даже после этих событий Вячеслав Молотов не отказался от выражения своих взглядов. Каждый год он посылал в ЦК критические письма. Только в 1984 году, когда генеральным секретарем ЦК КПСС стал К. Черненко, Молотова доставили в Кремль, и ему был вручен партийный билет. Но он уже был смертельно болен и менее чем через год умер. Похоронили его без особой торжественности на Новодевичьем кладбище.