Жолио-Кюри, Фредерик

(1900-1958) французский физик

Фредерик Жолио родился в семье парижского металлиста и коммунара Анри Жолио. Мать Фредерика — умная, добрая и гуманная женщина — была родом из Эльзаса, отторгнутого Германией в 1871 году. Фредерик на всю жизнь запомнил рассказы матери о франко-прусской войне, осаде Парижа и постигшем страну голоде, а также фразу, которую она часто повторяла: «Главное в жизни — это бороться против несправедливости». Этим словам ученый следовал всю жизнь.

В семье Жолио были две дочери и четыре сына. Фредерик был самым младшим из детей, живой, веселый, порывистый и вспыльчивый. С детства Фред, как называли его в семье, доставлял немало тревог: дрался с товарищами, совершал набеги на окрестные сады. Даже после его поступления в лицей Лаканаль соседи продолжали на него жаловаться. В лицее его мало интересовала учеба, но он был популярен как один из лучших футболистов. По многим видам спорта — футболу, лыжам, гребле, теннису — он был непобедим. Но больше всего Фреда увлекала рыбная ловля, особый талант и страсть к которой он унаследовал от отца.

В возрасте 14—15 лет любознательный подросток заинтересовался механикой и химией. Ванная комната дома родителей была превращена в лабораторию, в которой он конструировал приборы, что-то мастерил и ставил опыты, сопровождавшиеся частыми взрывами. Фредерик Жолио восхищался самоотверженным трудом супругов Кюри, их открытием радия, и поэтому над его столом появилась фотография Пьера и Марии Кюри в их лаборатории. Фредерик мечтал быть похожим на них. Подрастая, он менял свои увлечения, но пожелтевшая фотография супругов Кюри оставалась висеть у него над столом.

В 1914 году на семью Жолио обрушилось тяжелое горе: в начале Первой мировой войны его старший, любимый брат был убит на фронте. Едва достигнув 18 лет, вместе со своими сверстниками Фредерик был призван на военную службу. Однако он не успел попасть на фронт, война кончилась, и после перемирия Жолио окончил лицей. Недолгая служба в армии укрепила его желание стать инженером. Его особенно привлекала Школа индустриальной физики и химии в Париже, которая готовила инженеров-производственников. Но знаний, приобретенных в лицее, оказалось недостаточно для конкурсного экзамена, поэтому он поступил в школу имени Лавуазье, в которой некогда получил среднее образование знаменитый французский физик Поль Ланжевен. Занятия в этой школе помогли Фредерику подготовиться к экзаменам и поступить в Школу индустриальной физики и химии. С первых же дней его увлекли и потрясли лекции по физике, которые читал профессор Поль Ланжевен, ставший на всю жизнь учителем, наставником и лучшим другом Жолио. В 1923 году Фредерик окончил Школу и был награжден медалью имени Пьера Кюри за успехи в учении, присуждаемой Объединением бывших учеников школы.

Свой путь Фредерик начал в качестве инженера-практиканта на сталелитейном заводе Арбеда в Эш-Сюр-Эльзас в Люксембурге, где быстро сдружился с сослуживцами. Приветливый, очень остроумный и веселый юноша, знаток музыки и пианист, завоевал всеобщее уважение своими глубокими знаниями, смелыми решениями и мастерством в обращении с приборами. На заводе Фредерику довелось пробыть меньше года. В связи с окончанием отсрочки он был призван в армию и направлен в артиллерийскую школу в Пуатье.

В1925 году профессор Ланжевен помог ему поступить в Институт радия в Париже в качестве личного препаратора (лаборанта) великой Марии Склодовской-Кюри. Здесь он занимался исследованиями электрохимических свойств радиоактивных и других элементов в сильно разбавленных растворах. Эти первые работы Фредерика легли в основу его будущей докторской диссертации. Но особенно молодого ученого интересовали исследования радиоактивности. Он работал вместе с Ирен Кюри, которая гораздо больше его знала об этом явлении и часто помогала ему.

Совместная работа в лаборатории, увлечение поэзией и музыкой, занятия спортом — все это объединяло Фредерика и Ирен. Их характеры сильно отличались: всегда спокойная и серьезная Ирен и живой, увлекающийся и легкомысленный Фредерик. Но они дополняли друг друга. Как считал Фредерик, «лучшим содружеством для работы и для жизни должно быть содружество характеров не идентичных, а дополняющих».

4 октября 1926 года в мэрии четвертого округа Парижа зарегистрировали брак Ирен Кюри и Фредерика Жолио. У Жолио-Кюри было двое детей — дочь Элен, родившаяся в 1927 году, и сын Пьер — моложе сестры на 5 лет. Элен окончила Школу индустриальной физики и химии в Париже и вместе с мужем Мишелем Ланжевеном занялась научными исследованиями в области ядерной физики в Институте радия. Элен и ее муж — третье поколение научной династии Кюри.

Совместная работа Ирен и Фредерика ведет свое начало с 1926 года. В 1928 году появляются их общие работы, подписанные с 1934 года «Жолио-Кюри». Когда прекратилась стипендия фонда Кюри, Фредерику пришлось думать о заработке. Не оставляя работы в Институте радия, он взялся за преподавание курса электрических измерений в частной электрохимической школе (1927—1930).

В 1930 году, после защиты докторской диссертации на тему электрохимии полония, он был назначен научным сотрудником Национального фонда наук, то есть получил оплачиваемое место ассистента в Институте радия.

Научные работы Фредерика Жолио-Кюри посвящены ядерной физике и химии, ядерной технике. В 1931 году совместно с Ирен им был изготовлен полониевый источник большой мощности для исследования эффектов, сопровождающих альфа-излучение полония. Извлечение чистого полония, очистка его и накопление были операциями очень опасными и сложными: интенсивные излучения полония вредны для человека, с чем в то время еще недостаточно считались. Должно быть, именно тогда Фредерик и Ирен получили наибольшие дозы облучения. Несмотря на их молодость и жизнерадостность, радиоактивное излучение уже с тех пор неумолимо разрушало кровь экспериментаторов.

В последующих работах Фредерик исследовал свойства нейтронов и различные типы ядерных реакций, в которых они образуются. В 1933 году супруги Жолио-Кюри первые получили фотографию со следами электрона и позитрона, рожденными гамма-квантами. В сентябре того же года Фредерик впервые побывал в нашей стране: он был приглашен на первую Всесоюзную конференцию по атомному ядру в Ленинград, где сделал два больших доклада о нейтроне и о позитроне.

В 1934 году вместе с Ирен он открыл явление радиоактивности, вызванной быстрыми альфа-частицами, и получил ряд искусственных радиоактивных изотопов. За это открытие супругам в 1935 году была присуждена Нобелевская премия по химии. Фредерик был молод и счастлив. Всего лишь за девять лет скромный лаборант стал ученым с мировым именем. Уже в 1935 году он был приглашен на должность профессора Сорбонны, где специально для него учредили кафедру ядерной химии. Еще через год (в 1936 году) занял посты директора исследований Национального фонда наук, члена Комитета по астрофизическим исследованиям, президента Комитета по изданию ежегодных таблиц физических констант. В 1937 году Фредерика пригласили на должность профессора и директора лаборатории ядерной физики и химии Коллеж де Франс, старейшего высшего учебного заведения Франции. Одновременно он стал директором лаборатории атомного синтеза Национального центра научных исследований в Иври. По правилам Коллеж де Франс профессор обязан ежегодно менять тему лекций, и Фредерик прочел 14 оригинальных курсов: курс строения вещества, радиоактивных излучений, ядерных реакций и др.

В 1938 году Жолио-Кюри почти одновременно с немецкими радиохимиками О. Ганом и Ф. Штрассманом экспериментально открыл явление деления урана нейтронами. Он одним из первых увидел, что в уране может развиваться цепная ядерная реакция, сопровождающаяся появлением новых нейтронов и выделением огромной энергии в результате взрыва. В 1939 году с сотрудниками он начал работы по сооружению ядерного реактора на тяжелой воде.

Однако исследования были прерваны в мае 1940 года оккупацией Франции фашистскими захватчиками. С начала военных действий работы Фредерика Жолио-Кюри проводятся в секретном порядке. В своей лаборатории он изготовлял взрывчатые вещества для французских партизан. Ближайшие его помощники с большими трудностями тайно вывезли документацию и запас тяжелой воды в Англию. После окончания войны тяжелая вода была возвращена и использована в первом французском ядерном реакторе, пущенном 15 декабря 1948 года под руководством Фредерика. Жолио был участником движения Сопротивления, возглавлял Национальный фронт. Огромные научные заслуги ученого были отмечены избранием его в 1943 году членом Парижской Академии наук, с 1949 года он был иностранным членом Академии наук СССР.

Научная деятельность Фредерика Жолио-Кюри неотделима от борьбы за мир, которую он последовательно и энергично вел в течение многих лет.

По его инициативе в 1946 году во Франции был организован Комиссариат по атомной энергии. В 1942 году Фредерик вступил во Французскую коммунистическую партию, с 1950 года он — председатель Всемирного Совета Мира. Фредерик был убежден, что ученые, работая в области атомной энергетики, должны одновременно бороться против опасности, связанной с ее использованием в качестве оружия. Он неоднократно подчеркивал, что для прогресса науки и сохранения мира важно международное сотрудничество ученых. Известны его слова: «Правда путешествует без виз...» Люди многих национальностей внимательно прислушивались к голосу выдающегося французского физика. В 1951 году за деятельность по защите мира он был удостоен Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами».

Фредерик и Ирен были тяжело больны. Результатом действия радиоактивного излучения является лучевая болезнь. У Фредерика развивалась болезнь печени. Оба они знали, что их дни сочтены, тем более что нечеловеческое напряжение последних лет сильно подорвало их силы. Первый тяжелый приступ болезни свалил Фредерика еще в 1955 году. Он лежал в старом мрачном госпитале Сент-Антуан в Париже и относился к своей болезни как к опыту: контролировал, изучал, следил за анализами, строил графики и составлял таблицы. Он предлагал врачам новые методы диагностики, проверяя их на себе.

17 марта 1956 года умерла от лучевой болезни Ирен Жолио-Кюри. Фредерик мучительно переживал эту утрату, с трудом приходил в себя, возвращался к жизни.

В мае 1958 года он в последний раз посетил нашу страну, встретился с друзьями: И.В. Курчатовым, Д.В. Скобельцыным и другими советскими физиками, верным другом которых был всю свою жизнь. В ночь на 11 августа 1958 года у него открылось сильное внутреннее кровоизлияние, и в тяжелом состоянии его привезли в парижский госпиталь Сент-Антуан. После операции начался общий сепсис, все средства медицины оказались бессильны. 14 августа 1958 года на 58-ом году жизни Фредерик Жолио-Кюри скончался.

Академик И.В. Курчатов, вспоминая позднее о Жолио-Кюри, говорил в московском Доме ученых: «Жизнь человека не вечна, но наука и знания переступают порог столетий, и можно смело утверждать, что подвижническая научная деятельность Жолио-Кюри будет жить в веках».

Фредерик похоронен в предместье Со близ Парижа на маленьком кладбище, рядом с могилами Ирен Жолио-Кюри, Марии и Пьера Кюри.


..Следующая страница->