Олеша Юрий Карлович

(1899-1960) русский прозаик и драматург

Юрия Карловича Олешу можно назвать писателем-невидимкой. Большинство читателей знают его лишь по роману-сказке «Три толстяка», некоторым известно, что он является также автором романа «Зависть» (1927). Но основное творческое наследие Олеши долгое время оставалось неизвестным. Когда В.Шкловский опубликовал в 1961 году его главную книгу «Ни дня без строчки», оказалось, что Олеша — блестящий стилист, тонко владеющий слогом. Так началось возвращение его в литературу, появились первые монографии о его творчестве.

Юрий Олеша родился в семье обедневшего польского дворянина. С 1902 года он жил в Одессе, там же закончил в 1917 году гимназию. Обуреваемый идеалистическими мечтами и иллюзиями юноша поступил в Новороссийский университет на юридический факультет. Но вскоре увлекся литературой, которая заняла все его помыслы.

Свои первые стихи он опубликовал в 1916 году в газете «Одесский листок». Это была колыбель многих начинающих поэтов того времени. Некоторые из них — Э. Багрицкий, И. Ильф, В. Катаев — входили в «Коллектив поэтов», позже все они оказались в Москве, где сотрудничали в газете «Гудок», породившей плеяду блестящих юмористов. Но еще до Москвы Олеша писал агитационные стихи в Бюро украинской печати (БУП), работал в Харькове в информационном бюро ЮгРОСТА. Его появление в газете «Гудок», да и в самой Москве не было случайностью: в то время в столицу съезжались со всех сторон, а в «Гудке» работали многие его знакомые. Кроме того, в Одессе Юрий Олеша остался один, поскольку семья уехала в Польшу.

Он проработал в «Гудке» шесть лет: писал фельетоны, обрабатывал письма собственных корреспондентов газеты. Под псевдонимом «Зубило» он выпустил более пятисот фельетонов, по которым можно изучать историю становления молодой советской республики. Умение остро и ярко писать о злободневных проблемах времени сделало Юрия Олешу популярным среди железнодорожников. Если бы он захотел, то мог бы проехать по всей нашей огромной стране бесплатно. Эти фельетоны Олеша собрал в сборник, который так и назывался «Зубило» (1924), а еще через три года выпустил сборник стихов «Салют».

Как и многие другие сотрудники газеты, Олеша вынашивал и замысел создания настоящего литературного произведения. Он написал пьесу «Игра в плаху» (1921), роман-сказку «Три толстяка» (1924), который был опубликован в 1928 году. Но главным его произведением этого двадцатилетия стал роман «Зависть», опубликованный в 1927 году. Книга вызвала бурную полемику и сделала известным имя ее автора, который потом на основе романа написал пьесу «Заговор чувств», поставленную в 1929 году в театре Е. Вахтангова.

Известный поэт О. Мандельштам так оценивал роман Юрия Олеши «Три толстяка»: «Это хрустально-прозрачная проза, насквозь пронизанная огнем революции, книга европейского масштаба».

Юрий Карлович Олеша создал произведение оригинального жанра, соединил мотивы и некоторые образы из городских хроник, дошедших до нас из Средних веков, с рассказами о Парижской Коммуне. В результате получилась своеобразная революционная феерия, в которой действуют реальные и в то же время мифологические персонажи. Хотя действие ее происходит в вымышленном и неназванном городе, за его описаниями угадываются черты Парижа.

Как и во всякой сказке, здесь происходят чудеса и волшебные превращения. Интрига построена так, что главная тайна раскрывается в последнем абзаце романа. Хотя сам Олеша называл свое произведение романом, оно ближе всего к сказочной повести. Правда, конфликт здесь скорее социальный и с помощью аллюзий связан с конкретным революционным временем — двадцатыми годами. Так, в событиях, которые разворачиваются перед глазами читателей, легко увидеть черты Петрограда 1917 года. Получается своеобразная двойственность: действие напоминает недавнюю революцию, а сам город — революционный Париж 1789 года.

Роман «Зависть» совершенно иной. Юрий Олеша создает антиутопию, одним из первых намечая контуры будущего общества. Главный герой Бабичев — одновременно и положительный, и отрицательный персонаж. С точки зрения старого общества, он убог, примитивен и слишком физиологичен. Однако он прекрасно вписывается в ту социальную среду, которую для него создает автор. В ней читатели сразу же угадывали черты современной им жизни. За яркими бытовыми штрихами скрывается саркастическая характеристика как героя, так и общества, в котором он живет.

Но главным стали художественные открытия Юрия Карловича Олеши. Его метафоры, образные сравнения и великолепный юмор сразу же были как бы растащены по многим другим произведениям другими авторами. Действительно, некоторые из них афористичны, отличаются смысловой емкостью: «доброе полулуние голландского сыра», «пенсне переезжает переносицу как велосипед», «он рассек ножом желтую скулу яблока». Олеша искал в каждом предмете скрытую в нем внутреннюю сущность.

В дальнейшем Юрий Олеша писал только рассказы и сценарии. Правда, он начинает писать пьесы, повести, но так и не заканчивает их. Олеша также пишет несколько сценариев для фильмов. Наиболее значительной была работа с А.Роомом по созданию сценария картины «Строгий юноша» (1934). Сценарий был принят, но фильм на экраны не вышел. Зато в театрах идет пьеса Олеши тридцатых годов — «Список благодеяний» (1931).

Во время войны он вместе с Одесской киностудией последовал в Ашхабад, где занимался журналистикой и работал на радио, а также переводил с туркменского языка.

Но его судьба повторила судьбы многих известных писателей того времени, которые, как считалось, изображали реальность в черных красках. С 1941 по 1956 год имя  Юрия Карловича Олеши нельзя было даже упоминать в печати, вследствие чего последовало почти двадцатилетнее молчание. Только в 1956 году в литературном альманахе «Литературная Москва» появились дневниковые записи Олеши и были переизданы некоторые из его произведений. В это время писатель снова становится широко известным.

Но годы борьбы за существование подорвали здоровье Юрия Карловича Олеши, и, несмотря на наступившую «оттепель», он уже не мог писать как прежде и создать произведение равное по социальной остроте его ранним работам. Писатель сосредоточился на книге воспоминаний «Ни дня без строчки», в которой блестяще провел реконструкцию внутреннего «Я», органично вписавшись в традицию русской психологической прозы XX века. Но книга, ставшая итогом многолетней кропотливой работы, вышла только после смерти писателя.