Сергей Михайлович Смиренский

Сергей Михайлович Смиренский Сергей Михайлович Смиренский, написавший этот рассказ-воспоминание, профессиональный биолог, занимающийся изучением и охраной журавлей. Это настолько нетипичный для наших дней человек, что привычные слова «удивительный, неординарный» совершенно не отражают его личность. Он болен проблемами природы и того негатива, окружающего нас, на который многие, даже хорошие люди, ловко научились закрывать глаза. Это человек, благодаря неимоверным усилиям которого был организован, а лучше сказать-выстрадан, первый в России негосударственный журавлиный парк «Муравьевский». Парк этот расположен в Амурской области, в 65 километрах от Благовещенска, в пойме Амура. Вообще сейчас он называется «Муравьевский парк устойчивого природопользования», что длинно и не совсем понятно, но точно отражает суть этого уникального многостороннего проекта.

А суть состоит в том, чтобы не столько охранять журавлей от людей, сколько научить людей жить с ними в мире. Дать почувствовать человеку пользу от такого сосуществования, причем пользу не только в эстетическом плане, но и в материальном. Прямая охрана гнездящихся в этих местах уссурийских (японских) и даурских журавлей была невозможна, поскольку район плотно заселен, а сами территории (в основном болота и пастбища) формально относятся к сельхозугодьям. В таких условиях никто и никогда не разрешил бы организовать охраняемую зону. Тем более никто не выделил бы деньги. А если бы чудо и случилось, то все было бы разорено местными, просто так, из чувства противоречия, по принципу: «А я тут живу». Да и прямая охрана не всегда помогает. Посмотрите, что творится с амурским тигром. Какие-то сводки боевых действий! Хота все есть: и охрана, и деньги большие вкладываются...

Сергею здесь ни на что рассчитывать не приходилось. Скорее наоборот, куда бы он ни обращался в нашей стране, везде 4 вдречал непонимание, а то и сопротивление. Но зато откликнулись «Международный фонд охраны журавлей» из США и японская промышленная корпорация POP GROUP CORPORATION, для которых охрана журавлей была не пустым звуком. Благодаря их средствам в 1994 году было арендовано 5276 га неугодий, и 9 парк начал свое существование, а у Сергея началась новая жизнь. Спокойно говорить о том, как прошли эти десять лет, может только человек со стороны, сотрудникам парка - их сейчас 12 - это трудно.

Прежде всего, для того чтобы выполнить свою главную задачу - сохранить журавлей без охраны, благодаря самим же местным жителям были организованы бесплатные экологические школы для местных детишек. Занятия проходили на природе, жили в палатках. Но разъезжались ребята с грустью, а часто и со слезами на глазах. Чтобы как-то сводить концы с концами, было организовано фермерское хозяйство, где без применения удобрений и гербицидов выращивались различные культуры, имеющие по понятным причинам очень высокий спрос за рубежом. Интересно, что урожайность экологически чистой сои и кукурузы на этих бывших неугодьях нисколько ниже, чем на государственных полях, заливаемых химией! Руководит этим хозяйством агроном Сергей Шалагин. За десять лет в парке были построены: центр просвещения, центральная усадьба, лагерь для школьников, зернохранилище, гаражи и т.д. Была организована лесопилка с выходом деловой древесины 85% (в обычных пилорамах этот показатель составляет около 65%). Рядом с усадьбой посажен дендрарий, школьниками и студентами разбит лесопитомник, где теперь проходят занятия по ботанике, построена голубятня, где содержатся несколько видов голубей, в том числе старинные русские породы (чистые, казанские панцирные и др). Этих голубей с привязанными к лапкам записками ребята, изучающие генетику птиц, выпускали за несколько километров от голубятни и потом с восторгом наблюдали, как быстро они вернулись.

Сейчас в парке по-прежнему учатся школьники из окрестных сел, а так же из... Америки, Японии, Кореи и Китая. Здесь работают местные жители. Так, например, Марина Колодина, проживая в селе, рядом с парком, теперь работает в нем. В этом году девушка получила звание учителя высшей категории, победила по району и вошла в тройку лучших учителей Амурской области. Здесь проходят практику и работают ученые и студенты из Москвы, Благовещенска, университетов и колледжей США. С 2002 года часть занятий идет на английском языке. Проводятся международные конференции. С 1994 года здесь учились и работали более полутора тысяч школьников, студентов, преподавателей и ученых.

В этом году администрация области выделила деньги на электричество, причем не просто дала деньги, а начала строительство АЭП. До этого усадьба освещалась от солнечных батарей.

Унисональный крик даурских журавлей

Ну, а теперь самое главное, то, ради чего десять лет назад и был организован парк, - журавли. Пожалуй, самым показательным критерием здесь является плотность гнездований. Так вот. Плотность гнездований краснокнижных уссурийских и даурских журавлей на территории Муравьевского парка сегодня самая высокая в России! Здесь, на обычных сельхозугодьях, она выше, чем в заповедниках, созданных специально для охраны этих видов журавлей. Иногда в парке также гнездятся серые журавли. Отмечен стерх, красавка. Весной и осенью собираются до 800 журавлей (из которых 30-50 уссурийских, 300-400 черных, 200-400 даурских), тысячи гуменников и белолобых гусей. Здесь наблюдается редчайшее явление - гибриды журавлей. Гнездится тут и очень редкая птица - дальневосточный белый аист. (В этом году на территории Муравьевки было отмечено 12 гнезд этих птиц.)

Ну а как сам Сергей? Вот строчки из его прошлогоднего письма: «Андрюша, мы горим, точнее сгорели. Огонь шел так быстро, что гибли журавли. Я видел, как взрослая птица сгорела прямо в воздухе. Они ведь сидят до последнего с птенцами, а потом не успевают улететь. Мы и сами стали горелые, закопченные. Пытаемся восстановиться». И это, можно сказать, рабочий момент. По-прежнему, когда видишь этого человека, не перестаешь удивляться силе его характера и целеустремленности. Кажется, что он разучился отдыхать, что каждую минуту думает о своей Муравьевке, о школьниках, журавлях и нескончаемых проблемах, встающих на пути.