Шехтель Федор Осипович

(настоящее имя — Франц)

(1859-1926) русский архитектор

В разное время Москву строили и украшали специалисты разных стран и народов. Но так случилось, что именно творчество Федора Шехтеля во многом определило ее облик начала XX века, когда развивался архитектурный стиль модерн. Только в Москве архитектор построил, по некоторым сведениям, 54 здания.

Федор Осипович Шехтель получил традиционное русское образование, хотя родился в семье поволжских немцев в Саратове. В 1876—1877 годах он посещал Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где в свое время учились многие выдающиеся скульпторы и художники: А. Голубкина, Вера Мухина, Алексей Щусев. Потом в восьмидесятые годы XIX века он работал помощником архитектора А. С. Каминского.

В начале XX века Федор Шехтель уже считался видным представителем раннего (живописного) стиля модерн. Своим быстрым успехом он обязан новой русской буржуазии. Она стремительно накапливала капитал и вкладывала его не только в развитие производства, но и в культуру, поддерживала многие журналы, помогала стипендиями и пожертвованиями, покупала картины и предметы искусства.

Кроме того, буржуа хотели жить в совершенно особенных домах, которые своим внешним обликом отличались бы от окружающих их построек и сразу же бросались в глаза своим оригинальным внешним декоративным устройством. Подобный стиль, получивший название «стиля миллионеров», и стал разрабатывать в своих особняках Шехтель.

Больше всего на свете он любил проектировать интерьеры кабинетов для деловых людей. Прежде всего он построил несколько кабинетов для братьев Рябушинских, в их особняках, которые также проектировал: один на Спиридоновке, еще один на Малой Никитской, кабинет в банке на Биржевой площади, в здании Московского банка.

Дом С. П. Рябушинского на Малой Никитской, который Федор Шехтель строил в 1900—1902 годах, выполнен в так называемом «морском стиле» — об этом говорит и мозаичный фронтон на морскую тему, и изгибающаяся морской волной лестница, ведущая на второй этаж. И, конечно же, гостиная, где окна сделаны в виде корабельных иллюминаторов. Кстати, если присмотреться внимательнее, то можно заметить, что в доме практически нет прямоугольных окон. Почти все окна разные: они построены то в виде витража готического храма, то в виде небольшого слюдяного окошка русской избы. Подобная эклектичность является особенностью именно стиля модерн, основоположником и приверженцем которого и считается Шехтель.

В совершенно иной стилистике построен особняк для З. Морозовой на нынешней улице Алексея Толстого, который известен как дом-ракушка. Он спроектирован в стилистике мавританской архитектуры и сочетает элементы восточной и западной культуры — покрытые резьбой стенные панели, прихотливо вырезанные порталы и просторные, классические залы.

Интересен и построенный Федором Осиповичем Шехтелем в 1903—1904 годах Ярославский вокзал. Он строил его как своеобразный гимн России. Поэтому в отделке вокзала и доминируют мотивы традиционной русской архитектуры — прочно стоящий силуэт здания, покатые крыши, напоминающие терем.

Несмотря на то, что Федору Шехтелю приходилось разрабатывать такие, казалось бы, сложные конструкции, главными для себя принципами он считал простоту и целесообразность, поэтому в его строениях все логично и красиво. Если вспомнить известную фразу, что «театр начинается с вешалки», то в памяти сразу же возникают изящные ручки, которые Шехтель специально сконструировал для созданного им в 1902 году здания Художественного театра.

Одним из первых в России он начал использовать новые строительные материалы, в частности железобетон, металлический каркас и четко проработанные геометрические формы. Именно так в 1896 году был построен торговый дом Аршинова в Старопанском переулке в Москве.

Правда, оставаясь верным самому себе, даже в доходных домах Федор Шехтель сохранил высокие потолки, две лестницы, черную и парадную, и не жалел места для лестничных клеток. Что же касается конторских домов, то в них оставались те же элементы декоративности, что и в построенных им особняках. Конечно, их внешнее убранство могло быть проще, дома просто штукатурились или облицовывались светлой поливной плиткой. Но и здесь строго подбиралась цветовая гамма, чувствовалась особая изысканность отделки фасада. Поэтому иногда говорят о традициях неоклассики в творчестве Федора Осиповича Шехтеля.

Ведь в десятые годы наступает подъем неоклассической архитектуры в связи с широко отмечавшимся 100-летием всенародной борьбы против Наполеона. Вдохновленные идеями того времени, московские архитекторы Иван Жолтовский, И. Иванов-Шиц во главе с Шехтелем начинают строить общественные, зрелищные здания (в том числе и для первых кинотеатров). Так в России появляются большие многоквартирные дома с фасадами и интерьерами, оформленными в стиле ампир.

Правда, до открытого функционализма, как у Корбюзье, московские зодчие так и не дошли. Поэтому до сих пор сохранилась традиционная старинная Москва с ее узкими улочками и словно игрушечными домами. Но уже началась игра с пространством и стилем домов, каждый из которых индивидуален. Примером таких творческих поисков могут служить дома, построенные по проектам Федора Шехтеля.

Он также привлекал к своей работе целую армию декораторов, скульпторов, художников. Так, особняк Рябушинского расписывался Михаилом Врубелем, рельеф на фасаде МХАТа в Москве создан А. Голубкиной. Позже свое отношение к такому тесному сотрудничеству Шехтель отразит в «Сказке о трех сестрах: живописи, скульптуре и архитектуре», которая была написана им в 1919 году. В ней он определил главную идею такого сотрудничества — создание радостного настроения у зрителя путем гармонии всех этих видов искусства. Через его мастерскую прошли И. Кузнецов, А. Остроградский, братья Веснины.

Архитектор работал с упоением и, казалось, был просто переполнен идеями. Он строил загородные дачи, театры, банки, типографии, музеи, санатории, стадионы, кинотеатры, заводы. Ему даже принадлежит проект голицынского дворца в крымском поселке Новый Свет.

Кроме того, Федор Шехтель еще участвовал в создании театральных декораций, рисовал плакаты и афиши, оформлял книги, разрабатывал обложки журналов, программы концертов и даже меню обедов. Его можно назвать одним из первых дизайнеров, поскольку он придумывал костюмы, скатерти, даже метки на белье. Он также рисовал экслибрисы и пейзажи, проявив себя как интересный художник.

Но все-таки главным для него было строительство. Ведь Федор Шехтель проектировал дом от верху до низу, придумывал не только основное строение, но и все внутреннее убранство, включая планировку лестниц, вестибюлей, каминов, придумывал даже люстры и дверные ручки.

После революции оригинальные идеи Шехтеля и огромный преподавательский опыт оказались никому не нужными. Он сменил четыре квартиры, ему пришлось фактически скитаться, пока в 1926 году он не умер от всех испытаний, выпавших на его долю.

Отечество вспомнило о Федоре Осиповиче Шехтеле совсем недавно, когда в его честь была названа малая планета.

Интересно продолжилась династия архитектора. Его внук В. Тонкое стал артистом Геатра эстрады и был известен многочисленным зрителям по образу очаровательной Вероники Маврикиевны. Вместе с Б. Владимировым, своей неразлучной «партнершей», он сумел в форме своеобразного диалога отразить наиболее яркие явления своего времени. Среди его реквизита оказались чудом сохранившиеся вещи семьи, например, знаменитая шляпка с настоящими страусовыми перьями, в которой иногда появлялся артист.