Покровский Борис Александрович

(род. в 1912 г. ) российский театральный режиссер

Борис Александрович Покровский не просто знаменит. С его именем связано целое направление режиссуры в музыкальном театре. Можно даже сказать, что концепция Покровского во многом определила развитие современного оперного искусства.

Он родился в Москве в семье преподавателя музыки, поэтому опера вошла в его жизнь как одно из первых впечатлений детства. Еще в школе Борис мечтал быть музыкантом и даже занимался у Е. Гнесиной. Не менее серьезно он интересовался оперой.

Но после окончания школы, как и многие сверстники, Борис Покровский должен был пойти на производство. Три года он работал аппаратчиком на химическом заводе и даже поступил в технический институт. Но, не проучившись и месяца, оставил учебу, так как понял окончательно, что его призвание — музыкальный театр. Блестяще сдав экзамены, Покровский поступил на режиссерский факультет московского техникума театрального искусства, где учился вместе с Георгием Товстоноговым, а руководителем курса был Юрий Завадский.

Через полгода техникум был преобразован в институт, который стал называться Государственный институт театрального искусства (ГИТИС), и Борис Покровский стал студентом его первого выпуска. Еще во время учебы он начал работать режиссером-ассистентом в учебном театре.

После окончания института молодой специалист получил распределение в город Горький. Он стал режиссером местного театра оперы и балета и проработал там почти десять лет. Его первый, еще дипломный спектакль — опера Жоржа Бизе «Кармен» — показал, что Покровский является сложившимся режиссером, хотя, по его собственному мнению, тот спектакль был всего лишь повторением сделанного его предшественниками. Позже он неоднократно ставил эту оперу на различных сценах как в нашей стране, так и за ее пределами.

Всего в Горьковском , Борис Александрович Покровский поставил 12 опер и покинул этот город лишь в 1943 году, когда руководство Большого театра вызвало его в Москву и поручило поставить патриотическую оперу Дмитрия Кабалевского «В огне». Конечно, за это время Борис Покровский ставил спектакли и на других сценах — в театрах Белоруссии, Грузии, Татарии, но именно на сцене Большого театра он сформировался как художник.

В то время Борис Покровский продолжал работать и в Ленинградском Малом театре оперы и балета. После триумфальной премьеры оперы Сергея Прокофьева «Война и мир» режиссер поставил ее и на сцене Большого театра. С того времени он и стал главным режиссером первого театра страны.

Уже тогда определилась основная особенность творчества Покровского — ансамблевое мышление. Все спектакли рождались в результате совместной работы с дирижером и хормейстером. Особенно много и плодотворно Борис Александрович Покровский работал с А. Ш. Мелик-Пашаевым.

Многие говорили, что Борису Покровскому повезло: его не коснулись гонения 1948 года, хотя именно он поставил печально знаменитую оперу Вано Мурадели «Великая дружба». Вероятно, ему давали возможность спокойно работать, потому что он уже тогда считался универсальным режиссером. Он с одинаковым успехом мог поставить как классическую, так и советскую оперу.

Тридцать лет работы в Большом театре и одновременно преподавание на режиссерском факультете ГИТИСа составляют две неразделимые грани творческой личности Покровского. Кроме того, на протяжении многих лет он руководит режиссерской лабораторией в ВТО, через которую прошли практически все ведущие оперные режиссеры страны. На этой учебной сцене были впервые осуществлены многие замыслы, получившие затем развитие на больших сценических площадках.

Уверенность в себе была еще одной причиной его успеха. Но однажды Борису Покровскому пришлось испытать силу закулисных интриг: в 1982 году он был вынужден уйти из Большого театра. Дело в том, что талантливый режиссер всегда находился в поиске — стремился создать свой собственный оперный театр. Он тщательно подбирал репертуар и воспитывал молодых певцов, считая, что главное для режиссера — добиться единства актеров и музыкантов, сделать так, чтобы каждый спектакль воспринимался как цельный ансамбль. А этот принцип противоречил традиционному взгляду на оперное искусство, согласно которому главное — дать раскрыться артисту-премьеру, создать условия для наилучшего восприятия его актерских и голосовых данных. Так писали оперы композиторы-классики XIX века, и это правило считалось незыблемым законом оперного жанра.

Между тем само развитие музыки в XX веке шло по совершенно другому пути. Соответственно менялась и стилистика опер, что чутко уловил Покровский. Так было и с оперой С. Прокофьева «Семен Котко», где точная режиссура в сочетании с превосходной музыкой помогла преодолеть недостатки драматургии. Не менее интересно выглядел и спектакль «Не просто любовь», в котором Борис Покровский превосходно передал характер музыки Родиона Щедрина мастерским сочетанием речитативов. И, наконец, следует сказать об опере К. Молчанова «Неизвестный солдат», которую режиссер решил как своеобразный символ войны.

Он считал, что опера двадцатого века требует совершенно иной вокальной техники, чем классическая. На спектаклях Покровского даже ведущие солисты нередко становились лишь участниками ансамбля. Борис Александрович Покровский постепенно сформировал в Большом театре уникальный репертуар, в который не смогли вписаться многие известные певцы. Для него профессионализм всегда стоял на первом месте. Как заметил однажды Сергей Яковлев Лемешев, Покровский стал «артистически воплощать музыку, не петь, а играть ее».

Уход из Большого театра практически никак не повлиял на деятельность Бориса Покровского. Еще в 1972 году он вместе с дирижером Г. Рождественским основал Московский камерный театр. Эта небольшая сцена и стала его пристанищем. За почти тридцать лет работы Покровский создал не только театр, но и уникальный актерский ансамбль. В нем он поставил 75 опер, среди них — древнейшие образцы жанра — первую русскую оперу «Ростовское действо» и оперу «Эвридика» итальянского композитора XVI века Я. Пери. Но особенным успехом пользовались и пользуются его постановки современных опер, где режиссер каждый раз предлагает оригинальное решение.

Начав с реалистической манеры, свойственной пятидесятым годам, Борис Александрович Покровский пришел к своеобразному театральному языку. Практически он создал новый жанр — музыкально-театральное зрелище, в котором участвуют не только певцы и музыканты оркестра, но часто и зрители.

Покровский считает, что главное — «заставить зрителя воспринять суть музыкального образа». Это означает, что для каждой постановки он находит уникальное стилистическое решение. Так, в «Евгении Онегине» П. Чайковского передает сложность переживаний героев, соединяя вокал и пластику движений артистов. В итальянской опере, где главенствует мощный трагизм, строит действие подчеркнуто статично. В опере Дмитрия Шостаковича «Нос» идет еще дальше, вводя элементы хореографии.

Подобная синкретичность отличает искусство XX века. Недаром Бориса Покровского считают российским аналогом всемирно известного режиссера Ф. Дзеффирелли, которого в Италии называют «гением адаптации». И при этом Покровский тщательно сохраняет все лучшее, что есть в произведении, до конца используя богатейшие возможности музыки и вокала.

Знаменитый режиссер много работает не только в России, но и за рубежом, его спектакли идут в театрах Чехии, Болгарии, Германии. Целое поколение оперных режиссеров — воспитанники ГИТИСа — хорошо известны в театральном мире. Но не менее известны и актеры — ученики Бориса Александровича Покровского. Сейчас они являются ведущими актерами музыкальных театров. Современные композиторы часто пишут оперы, специально рассчитывая на режиссуру Покровского.