Муратова Кира (Ксения) Георгиевна

(урожденная Головко)

(род. в 1934 г. )

российский режиссер и сценарист

Биография режиссера складывалась довольно необычно. Она родилась в Молдавии в семье известного деятеля партизанского движения, погибшего во время войны.

Мать Киры была румынской активисткой, членом Коммунистической партии. После присоединения Бессарабии к СССР семья переехала на новое место жительства, но, когда закончилась война, вернулась в Румынию. Там мать сделала блестящую карьеру, став министром культуры Румынии, и до самой смерти матери, последовавшей в семидесятые годы, Кира сохраняла румынское гражданство.

В 1953 году она поступает на филологический факультет МГУ, но через год переходит во ВГИК и начинает учиться в мастерской С. Герасимова, выделявшего ее среди других студентов.

Незадолго до выпуска Кира выходит замуж за харьковчанина А. Муратова и после развода сохраняет его фамилию. В 1961 году вместе с Муратовым Кира снимает на киностудии имени М. Горького короткометражный фильм «У Крутого Яра» по собственному сценарию. Немного позже в том же соавторстве выйдет фильм «Наш честный хлеб», снятый уже на Одесской киностудии. Одесса стала для Муратовой родным городом, в котором она и живет, лишь изредка приезжая в Москву.

Одна из одесских историй о постоянном отключении воды стала основой сценария фильма «Короткие встречи» (1967), в котором главную роль сыграл В. Высоцкий. Не найдя актрису на роль героини, Муратова сыграла ее сама. Фильм был высоко оценен профессионалами, но власти отнеслись к нему прохладно. Он получил третью прокатную категорию, минимальный тираж и несколько положительных откликов. Муратова научилась строить сюжет на монтажных приемах, вводить несколько мотивов в содержание одной картины. Через двадцать лет в московских кинотеатрах фильм Муратовой шел с аншлагом.

Судьба второй картины оказалась иной. Затронув социальные проблемы, взаимоотношения человека с властью, отметив правоту анархии, режиссер подверглась критике за идеологические просчеты. Несмотря на блестящую игру З. Шарко в роли матери, он был признан неудачным и снят с проката.

В жизни Муратовой начинается сложная полоса. Официальные власти воспринимают ее как инакомыслящую и отлучают от режиссуры. Она работает то студийным библиотекарем, то музейным хранителем, затем расходится с мужем.

Однако Муратова не сдается. Вместе с Р. Хамдамовым она пишет сценарий «Княжна Мери» по роману М. Лермонтова. Но фильм был закрыт уже на стадии проб — начальство испугалось авторского прочтения романа. В 1985 году Муратова продолжит сотрудничество с Хамдамовым, став его режиссером-монтажером на картине «Я тебя помню».

В 1978 году в личной жизни Муратовой происходят перемены. Она встречает художника Е. Голубенко, ставшего ее опорой и кормильцем семьи. Позже он снимется у Муратовой в картине «Три истории» в эпизодической роли слепого.

Иначе складывается ее творческая жизнь. Муратова снимает картину «Познавая белый свет» (1978), выстроенную под девизом «За успех нашего безнадежного света» (цитата из «Мифа о Сизифе» А. Камю). Она пытается найти то хорошее, из чего можно построить свой мир. Но в угоду приемочной комиссии приходится перемонтировать многие сцены. Монтаж привел к тому, что от авторского замысла практически ничего не осталось. Следующий фильм — «Среди серых камней» по повести В. Короленко «Дети подземелья» (1984) — сократили настолько, что режиссер сняла свою

фамилию из титров. Появившееся там имя Иван Сидоров отразило беззащитность и неустойчивость позиции художника, который оказался не в силах добиться реализации своего замысла.

Создаваемое в фильмах Муратовой настроение резко контрастировало с общепринятым: она не рассказывала о великих стройках и пятилетках, не выводила на экран образ счастливого современника. Ее герои одиноки, часто они ищут любви или мечтают о личном счастье. Обладая своим взглядом на происходящее, они правы и в то же время несчастны.

После начала перестройки многое изменилось. Муратова получает Государственную премию СССР за фильмы «Короткие встречи» и «Долгие проводы». Последняя картина была удостоена приза ФИПРЕССИ на кинофестивале в Локарно и Большого приза Всесоюзного кинофестиваля в Тбилиси. Название картины «Перемена участи» (1987), поставленной по рассказу С. Моэма, как бы несет в себе знаковый смысл, обозначая перемены в судьбе Муратовой. Она возвращается к активному творчеству.

«Астенический синдром» (1989) не нес в себе никакого социального заряда, но был также отправлен на полку. В нем Муратова попыталась рассказать о том, что в человеческой душе находится много сложного, взаимосвязанного между собой.

Затронутые режиссером проблемы оказались небезразличными европейскому зрителю, и в 1990 году Муратова получает приз «Серебряный медведь» и специальный приз жюри на кинофестивале в Берлине. Тогда же она удостаивается профессионального приза «Ника» за лучший игровой фильм года.

Ей нравятся те, кто не вписывается в окружающую действительность, оригиналы и чудаки. Среди населяющих мир живых существ она отдает предпочтение животным и младенцам — одни бессловесны, другие еще не испорчены.

В «Чувствительном милиционере» (1992) и отразилась любовь режиссера ко всему живому.

Муратова стала решать свои фильмы на резком противопоставлении явного и сущего, заинтересовалась темой смерти. Показ фильма «Увлечения» вызвал смешанную реакцию, а на фестивале в Берлине прозвучало обвинение режиссера в том, что она ненавидит людей. Но жюри отметило фильм специальным призом, позже он получил приз Гильдии кинокритиков на «Кинотавре» и был награжден премией «Ника» как фильм года.

Сценарий Р. Литвиновой, по которому снимался следующий фильм, назывался «Грустные истории» (1997). В трех новеллах рассказывалось о страшных и нелицеприятных вещах, в частности об убийстве пятилетней девочкой своего деда. Муратова затронула значимую социальную тему времени, показав, что убивать так же легко, как заниматься сексом. Вероятно, для европейского зрителя данная тема не отличалась новизной, и картина Муратовой не была отмечена жюри Берлинского фестиваля, но упрочила ее известность как мастера, снимающего интеллектуальное кино.

Свои фильмы Муратова воспринимает как часть собственной биографии, они все для нее равнозначны, и она не хотела бы что-то менять ни в сценарии, ни в режиссуре. Хотя и осознает, что только очень малое число людей действительно любит и понимает ее кино.