Ханжонков Александр Алексеевич

(1877-1945) первый русский кинопродюсер

Долгое время история кино в России отсчитывалась лишь начиная с двадцатых годов XX века. Поэтому имя Александра Ханжонкова, практически основавшего русскую кинематографию, оставалось в тени. Между тем его роль в истории кинематографа сравнима разве что с деятельностью братьев Люмьер.

Ханжонков Александр Алексеевич родился в небольшом имении в деревне Ханжоновка, расположенной неподалеку от Новочеркасска, в Области войска Донского. Отец был небогатым помещиком, всю жизнь прослужившим в одном из казачьих полков. Его сын тоже хотел продолжить семейную традицию, поэтому после окончания гимназии поступил в юнкерское училище. Ханжонков успевал по всем предметам и закончил курс в чине подхорунжего.

Благодаря блестящим характеристикам и помощи друзей отца он смог поступить в привилегированный казачий полк, расквартированный в Москве. В то время Александру Ханжонкову было всего лишь двадцать лет. Не прошло и года, как он получает офицерский чин и становится самым молодым офицером в истории своего полка. Казалось бы, столь блистательное начало должно было стать залогом замечательной военной карьеры.

Однако вскоре Александр Ханжонков понял, что продвижение по службе зависит не от его личных качеств, а от родственных отношений и связей, которых у него не было. Прослужив в полку шесть лет практически без повышений, он поневоле начал думать об отставке.

Окончательное решение было принято им после знакомства с сыном известного московского предпринимателя Э. Ошем. Тот работал в московском представительстве фирмы «Патэ» и рассказал Ханжонкову о больших доходах, которые приносит в России торговля кинооборудованием. Новый вид предпринимательства был выгоден и тем, что не требовал больших начальных капиталовложений.

Поскольку никакого состояния у Александра Алексеевича Ханжонкова не было, он мог располагать лишь теми несколькими тысячами рублей, которые получал каждый офицер, выходя в отставку. Оставалось только рискнуть.

В 1906 году Александр Ханжонков выходит в отставку и совместно с Ошем основывает в Москве небольшую торгово-комиссионную фирму. Основными пайщиками становятся он сам и Ош, которому отец выделил для этой цели десять тысяч рублей.

Начинающие предприниматели стали первыми поставщиками в Россию новейшей киносъемочной и проекционной аппаратуры, а также кинофильмов, которые они покупали в основном во Франции.

Вскоре Ханжонков понял, что нельзя ограничиваться закупкой только французских фильмов, хотя ограничение рынка диктовалось самим Ошем, который продолжал оставаться представителем фирмы «Патэ». Чтобы спасти фирму от разорения, Александр Ханжонков решился на рискованный шаг: прекратил сотрудничество с Ошем, взял в банке кредит и отправился в Англию. Там ему удалось заключить договор о сотрудничестве с фирмой «Гепфорд», заинтересованной в проникновении на русский рынок. Условия контракта были очень выгодными: Ханжонков получал право торговать картинами по образцам, получая их из Англии без всякой предоплаты.

Он становится первым торговым представителем английской кинофирмы в России. Так начинается продажа новых, совершенно неизвестных русской публике картин. Успешная торговля ими позволила Александр Ханжонкову не только вернуть кредиты, но и открыть собственную контору в Москве.

Любопытно, что его основным финансовым партнером в это время стала русская православная церковь. В московском подворье Саввино-Сторожевского монастыря ему было бесплатно предоставлено помещение, где размещались склад и специальный просмотровый зал.

Английские кинокартины пользовались таким большим успехом у зрителей, что уже через год Ханжонков открыл филиалы своей фирмы в шести городах России, включая Петербург, Киев и Ростов.

Одним из первых предприниматель начал продавать так называемые поющие фильмы — комбинацию кинопленки и грампластинки. Их показывали с помощью специального аппарата, состоящего из комбинации проектора и граммофона, приводимых в действие общим приводом.

Однако чем более успешно шла торговля, тем отчетливее Александр Ханжонков понимал, что нельзя ограничиваться только перепродажей картин. Чтобы удешевить их себестоимость, он первым в России стал копировать получаемые из-за границы фильмы.

И снова начальным этапом в его организации стало налаживание необходимых связей. Ханжонков знакомится с инженером П. Сиверсеном, который переходит к нему из представительства французской фирмы «Гомон». Он разработал конструкцию экономичного кинокопировального аппарата. Его производительность оказалась в полтора раза выше аналогичных зарубежных образцов.

Это новшество позволило повысить оперативность обслуживания многочисленных клиентов. Построенный в Москве первый в России кинокопировальный цех давал значительную прибыль, и Ханжонков понял, что настало время для следующего шага.

Поэтому вскоре он задумывает собственное кинопроизводство. Вместе с ним Сиверсен организовал первый в России цех по размножению получаемых из-за границы картин. Одновременно он стал снимать и собственные кинофильмы. Так, летом 1908 года Сиверсен снял первый русский видовой фильм о жизни и обычаях горцев Северного Кавказа.

Однако русский зритель еще не был готов к восприятию хроникального кино, и Александр Ханжонков понял, что нужно начинать с игровых картин. Он начинает искать профессиональных актеров и постепенно обходит один театр за другим.

Но театральные актеры наотрез отказывались сниматься в кино: сказывался стереотип мышления, все новое казалось непривычным и пугало своей необычностью. Только в труппе Введенского народного дома Ханжонков нашел единомышленников.

Среди них был малоизвестный в то время актер, будущая звезда американского и немецкого кино Иван Мозжухин. Ханжонков снял несколько фильмов, где Мозжухин сыграл исторических персонажей. Первой из них стала лента «Песня про купца Калашникова». Она сразу же завоевала популярность у зрителей. Стало очевидно, что Мозжухин является интересным и перспективным драматическим актером.

Одновременно Александр Ханжонков понял, что наконец нашел правильный путь в бизнесе. Только за 1908 год он выпустил две большие картины — «Выбор царской невесты» и «Русская свадьба в XVI веке». После успешного проката картин, Александр Алексеевич Ханжонков построил в московском районе Сокольники специальное киноателье — первый в России киносъемочный павильон.

Одновременно с игровыми картинами он выпускал и хроникальные ленты. Когда в газетах было напечатано сообщение о сильном землетрясении в Мессине, Ханжонков договорился с фирмой «Итала-фильм» о посылке на место катастрофы кинооператора.

Уже через несколько дней в Москву были доставлены снятые им киноматериалы, из которых Ханжонков смонтировал один из первых в истории выпусков кинохроники. Картина о мессинском землетрясении была показана не только в России, но и во Франции. Она стала первой русской кинолентой, которую увидели европейские зрители.

Со временем, Александр Алексеевич Ханжонков не только стал снимать картины, но и организовал в России собственную сеть кинотеатров. Так, в Москве на Триумфальной площади им был построен кинотеатр, равного которому еще не было. Он вмещал семьсот пятьдесят зрителей.

В августе 1913 года там состоялась премьера первой исторической киноленты «Ермак Тимофеевич». Показ сопровождался специально написанной музыкой, которую исполнял симфонический оркестр. Картина была поставлена режиссером В. М. Гончаровым. Он продолжил сотрудничество с Ханжонковым, выпустив первую в истории кинематографа полнометражную ленту «Оборона Севастополя». Картина также прошла по экранам всей России. В этой картине Александр Ханжонков сочетал натурные съемки с игровыми эпизодами.

Закономерно, что в дни празднования 300-летия дома Романовых за свою деятельность Ханжонков был награжден орденом св. Станислава. Это было первым признанием его вклада в русскую культуру.

С началом Первой мировой войны фирма потеряла зарубежных поставщиков. Но это никак не сказалось на ее обороте: все необходимое оборудование, за исключением кинопленки, уже производилось на отечественных заводах. Александр Ханжонков начинает выполнять заказы различных учреждений, вплоть до военного ведомства. Но ни на один день он не прекращает работы над игровыми картинами. На организованной им киностудии работали многие известные актеры — В. Полонский, В. Холодная и другие. Важно заметить, что именно на его студии стали выпускаться и первые в России мультипликационные фильмы.

Год от года дела фирмы шли все лучше и лучше. В Москве строится второе киноателье — на Житной улице. Но начать там работу Ханжонков не смог из-за обострения болезни ног. Врачи посоветовали ему сменить климат, и он перебирается в Ялту, где к тому времени также была построена киностудия. Там его и застает Февральская революция 1917 года.

Александр Алексеевич Ханжонков спокойно воспринял крушение монархии, поскольку понимал, что его искусство будет пользоваться спросом при любой власти. Однако приход к власти большевиков и последовавшая за этим Гражданская война поставили его фирму на грань краха. Распались налаженные торговые связи, стало невозможно получать из-за границы кинопленку. Несколько месяцев студия держалась на запасах, но вскоре и они закончились. В 1919 году Ханжонков объявил о прекращении производства фильмов и, выплатив сотрудникам все имеющиеся деньги, выехал для лечения в Германию.

Вначале ему пришлось лечиться в одном из санаториев в Баден-Бадене. После того как его состояние улучшилось, Александр Ханжонков перебрался в Австрию, где снял виллу под Веной. Там он попытался наладить работу по исследованию звукозаписи, но вскоре был вынужден прекратить ее из-за недостатка средств.

Из Австрии Александр Ханжонков перебрался в Берлин, где некоторое время был консультантом в различных кинокомпаниях. Там в 1923 году его разыскали представители только что созданного в СССР общества «Русьфильм». Они пригласили Ханжонкова на работу и помогли получить разрешение на возвращение в Москву.

Вернувшись в СССР, он около десяти лет проработал консультантом в «Русьфильме», а затем и в Пролеткино. Но вскоре ему стало ясно, что в новых условиях он работать не сможет. Многочисленные запреты лишали его какой-либо инициативы. К тому же состояние здоровья Ханжонкова настолько ухудшилось, что врачи посоветовали ему сменить климат, и он снова перебрался в Ялту. Там Ханжонков написал книгу мемуаров «Первые годы русской кинематографии». В 1934 году он стал одним из первых персональных пенсионеров.

Александр Алексеевич Ханжонков скончался в 1945 году. С тех пор его имя практически было обречено на забвение. Начавшееся возрождение российского кино поставило все на свои места. В Москве был открыт Дом Ханжонкова и учреждена премия его имени.