Филип, Жерар Альбер

(1922-1959) французский актер

Отечественный зритель воспринимал Филипа прежде всего как киноактера. Однако кино было для него всего лишь одной из возможностей проявления актерского таланта. Главным всегда оставался театр, в котором он начал работать сравнительно молодым человеком.

Знавшие Жерара Филипа отмечали в нем прирожденное чувство игры. Он постоянно изображал кого-нибудь, любил разыгрывать окружающих. Став профессиональным актером, практически сразу же входил в роль, ему не нужно было специально настраиваться. Он просто начинал жить в образе сценического персонажа.

Жерар родился в состоятельной семье: его отец получил юридическое образование, был удачливым бизнесменом и владел обширным поместьем в Грасе — «Пари палас». Жерар с детства мечтал быть актером, но отец настаивал на том, чтобы сын получил настоящее образование и стал адвокатом.

С 1930 года семья Филипов поселяется в Каннах, где Жерара и его брата отдают в привилегированный лицей Станислава, который содержали монахи-марианисты. Братья отлично учатся и заканчивают лицей первыми по списку.

Но в 1939 году начинается Вторая мировая война, и отец Жерара вступает в Национальный легион. Семья переезжает из Канн в более спокойный Грае и живет там до 1943 года, когда появляется возможность переехать в Париж.

Мать Жерара советует сыну подать документы в Юридический институт, находившийся в Ницце, и одновременно просит режиссера М. Аллегрэ прослушать его, чтобы определить реальность его стремлений к актерской профессии. Юноша поразил мастера чистотой духа, он сказал, что убежден в его природном таланте. Аллегрэ даже планировал снять Жерара Филипа в экранизации романа Колетт «Жизнь взаймы». К сожалению, замысел режиссера не осуществился.

Жерар продолжает искать работу, пробуется у М. Клоша и одновременно учится на частных драматических курсах. Вскоре он получает роль в спектакле "Совсем простая взрослая девушка" по пьесе Ж. Жироду и дебютирует в ней в муниципальном Казино Ниццы.

Первое выступление не осталось незамеченным, Жерар поразил зрителей свежестью выразительных средств и профессиональной зрелостью. Возможно, ему еще не хватало актерских навыков, но возрастные переживания он передал точно и предельно эмоционально. Антрепренер тотчас пригласил его на главную роль в комедии А. Хага «Молодая девушка знала».

В октябре 1943 года Жерар Филип поступает в консерваторию на отделение драматического искусства в класс Дени д'Инеса. Уже в конце первого года обучения он принимает участие в конкурсе актерского мастерства и получает вторую премию («За фантазию» и исполнение роли Валентина в пьесе «Не надо биться об заклад»).

Он жадно учится, буквально впитывая получаемые знания. Один из педагогов, Жорж Леруа, помогал ему готовить роли и после выпуска, в частности, работал с ним над ролью Родриго в «Сиде» П. Корнеля. Жерар Альбер Филип стал идеальным исполнителем молодого персонажа. С этой ролью он выступал в Берлине, Венеции, Милане. Спектакль «Калигула» А. Камю стал событием сезона. Парижская критика взахлеб писала о юном даровании.

Несмотря на успех, актер никогда не прекращал творческих поисков. Ему было чуждо тщеславие, и каждый раз он стремился еще лучше выполнить свою работу, осознавая чувство ответственности перед самим собой, своими партнерами и зрителями.

Хотя шла война, Аллегрэ не оставлял надежду снять фильм о мирной жизни, он выбирает сюжет, в котором героинями становятся пять девушек. В картине «Малышки с набережной цветов» Жерар играл одного из парней, а поскольку актрисы требовали, чтобы в кадре оставались только их лица, ему пришлось научиться выражать все переживания движениями спины. Он хотел играть, поэтому только в 1946 году снялся в четырех незначительных ролях. Своим настоящим дебютом актер считал главную роль в картине «Дьявол во плоти», поставленной по книге Ж. Боста — с нее началась его известность как киноактера.

Работа в кино наконец помогла ему обрести материальную независимость: он перестал жить с матерью и братом и снял отдельную квартиру. Сосед по квартире Жак Сигур познакомил Филипа с Николь Фуркад, которая была женой известного профессора-китаиста, но сразу же влюбилась в Филипа. Волею обстоятельств они прожили в разлуке два года, поскольку муж не давал ей развода, но после этого практически не расставались. Став женой актера, Николь по его просьбе даже сменила свое имя на новое — Анна.

Во время войны, Жерар Альбер Филип пытался оказать посильную помощь бойцам Сопротивления при освобождении Парижа и в качестве бойца партизанской армии нес службу в здании муниципалитета. Поскольку отец Жерара сотрудничал с фашистами, в 1944 году его обвинили в коллаборационизме и даже заочно приговорили к смертной казни. Поэтому с 1944 года отец Жерара поселился в Испании. Жерар остался во Франции вдвоем с матерью.

Среди десятка сыгранных актером ролей до начала 1950 года были и те, что требовали освоения классического репертуара, — в картине «Идиот» (1946), экранизациях романа Стендаля «Красное и черное» и «Пармская обитель» (1948), где партнершами Филипа были известные актрисы Катрин Денев и Мария Казарес.

С 1950 года начинается его сотрудничество с Рене Клером. Их первая встреча произошла на картине «Красота Дьявола», сюжет которой был навеян сочинениями Шодерло де Лакло. Жерар Филип проявил себя как мастер перевоплощений, сыграв и Мефистофеля, и омоложенного Фауста. Затем последовали «Ночные красавицы» (1954) и «Большие маневры» (1956). Впоследствии актер сыграет в одной из лучших экранизаций романа Лакло «Опасные связи». Но великолепные замыслы иногда не осуществлялись. Так, Жан Ренуар пригласил Филипа на главную роль в картину «Посторонний» по роману А. Камю, но фильм, к сожалению, так и не был снят.

В это время Жерар Филип начинает участвовать в движении сторонников мира. Одним из первых он подписывает Стокгольмское воззвание, вместе с Ф. Жолио-Кюри, А. Моруа участвует в митингах и других публичных мероприятиях.

Работавшие с ним партнеры и особенно режиссеры отмечали не только его редкую исполнительность, но и готовность выслушать любой совет, использовать данные ему предложения, переосмысливая их в ходе работы над ролью, доверяя собственному природному чутью.

В 1958—1959 годах Жерар Филип принял предложение режисера Жана Вилара и отважился на выступления в Национальном народном театре в комедиях А. Мюссе в ролях Оттавио («Капризы Марианны») и Пердикана («Любовью не шутят» ). После дебюта его стали считать одним из лучших исполнителей произведений писателя.

Особое место в творческой карьере Жерара Альбера Филипа занимал Авиньонский фестиваль драматического искусства, в котором принимали участие все артисты Национального народного театра. Филип начал выступать на нем с 1951 года, и первой работой стала роль в спектакле «Принц Гамбургский».

Театр всегда оставался основным местом работы Жерара Филипа. В труппе Национального народного театра он считался премьером, делавшим кассовые сборы. Он играл в «Федерико», инсценировке одной из новелл П. Мериме, «Лоренцаччо» П. Шайо, «Мамаше Кураж» Б. Брехта, «Рюи Блазе», «Ричарде II». Всего он сыграл в 605 спектаклях, причем чаще всего в «Сиде». Однако на афише его имя всегда стояло среди прочих в алфавитном порядке, но природная скромность не позволяла просить иной оплаты, кроме той, что существовала для других актеров.

В театре Жерар впервые попробовал себя и как режиссер, поставив в 1951 году пьесу Ж. Вотье «Новая Мандрагора». Он даже нарисовал несколько эскизов декораций. Хотя спектакль не имел особого успеха, Филип продолжил постановки, начав репетиции пьесы «Ядро» А. Пишетта. Но самой удачной работой стала постановка пьесы «Лоренцаччо», в которой он был и исполнителем главной роли.

Не до конца ему удалось реализовать себя в качестве кинорежиссера. После дебюта в картине «Приключения Тиля Уленшпигеля» (1956) продолжения не последовало — сценарий оказался настолько неудачным, что ни большой актерский опыт Филипа, ни его усилия как режиссера не позволили вытянуть картину. Критика отметила лишь блестящую работу актеров, и прежде всего его самого.

После всех сыгранных в первой половине пятидесятых годов ролей в массовом сознании закрепилось не имя актера, а имена его героев — Франсуа и Фанфана Тюльпана, Тиля Уленшпигеля и Модильяни. В Токио восторженные почитатели присвоили ему титул «Самурая весны», в Нью-Йорке его прозвали «реактивным французом», в будапештских газетах сравнивали с Францией во время июльского праздника.

Жерар Альбер Филип отличался фантастической работоспособностью, хотя и мог появиться за несколько минут до спектакля, как бы подчеркивая свой образ суперактера. Но за подобной легкостью стоял огромный предварительный труд.

Возможно, поэтому ему так удались последние роли: Жюльена Сореля в «Красном и черном» (1954) по Стендалю и в «Накипи» (1957) по роману Э. Золя. В последней картине партнершей Филипа стала Анук Эме. Любопытно, что в картине «Горделивые» (1953) он сыграл роль, ярко отличную от тех, что создавал ранее, — образ алкоголика, а в «Накипи» стал обыкновенным соблазнителем.

После женитьбы у Жерара Филипа обнаружился туберкулез, но он лечился и старался не думать о плохом. Вскоре у него и Анны родилось двое детей, доставлявших огромную радость своим родителям. Анна сопровождала Филипа в большинстве поездок, гастрольных турне театра, в путешествиях в Мексику, Советский Союз, Китай.

В последние годы жизни Жерар Филип мечтал о театральной режиссуре и читал классиков — Еврипида, греческие трагедии, труды Константина Станиславского. В октябре 1955 года он ездил с делегацией французских кинематографистов в Москву и вернулся в состоянии восторженного восхищения увиденным. Но последовавший через несколько месяцев разгром восстания в Будапеште глубоко потряс Филипа. Он сразу же заявил о неприятии любых проявлений тоталитарной идеологии. Однако даже произошедшие события не поколебали его веры в социализм. В 1959 году во время поездки в США, Жерар Филип специально посетил Кубу, где только что произошла революция. Но увиденное во второй раз заставило его усомниться в достоинствах нового строя.

Озабоченный положением актеров, он стремился к их объединению и стал председателем национального комитета актеров (позже Французского Союза актеров). Даже во время вынужденных отъездов он контролировал работу Союза в пространных письмах. После смерти Жерара его место никогда не замещалось, а сам Союз стал носить имя актера. Многие были потрясены уходом Филипа, поскольку он никому не говорил о серьезной перенесенной операции, после которой выяснилось, что у него рак печени.

После смерти Жерар Филип стал идолом, которому поклонялось не одно поколение молодежи, видевшей в нем воплощение героического начала, особый тип героя, созданный на сцене и в кино.