Ермолова Мария Николаевна

(1853-1928) русская актриса

Театр вошел в жизнь Марии Николаевны Ермоловой с раннего детства: ее отец был суфлером Малого театра и часто брал дочь с собой на спектакли. В возрасте девяти лет Мария поступила в балетный класс Московского театрального училища. Но вскоре преподаватели заметили драматические способности девочки, и она перешла в актерский класс.

На сцене Малого театра она появилась благодаря случаю очень рано. В 1870 году семнадцатилетняя студентка последнего курса театрального училища, заменила заболевшую актрису Федотову в роли Эмилии Галотти в одноименной трагедии Лессинга. Выступление юной актрисы было замечено критиками, и после окончания училища в 1871 году она была зачислена в труппу Малого театра.

Однако вначале Мария исполняла совсем не трагические роли, а играла барышень-простушек в комедиях и водевилях. Только после исполнения роли Катерины в драме Александра Островского «Гроза», а вслед за ней Лауренсии в трагедии Лопе де Вега «Овечий источник», за Ермоловой прочно закрепилась слава трагической актрисы.

Роль Лауренсии вошла в историю Малого театра благодаря совершенно новому прочтению ее характера, предложенному Ермоловой. Актриса сумела очень выразительно передать ее пламенную любовь к свободе и страстную ненависть к тирании. Ее игра потрясла зрителей и театральных критиков.

Героическая тема, пафос борьбы, самопожертвование во имя великой цели — вот те качества, которыми актриса наделяла образы своих героинь. Она умела соединить героико-романтические и лирические черты характера. Увидев ее на сцене, режиссер новой волны Константин Станиславский сказал, что искусство Марии Ермоловой заключается в «совершенной простоте». Он считал Ермолову идеалом театральной актрисы. Все эти качества великолепно переданы художником В. Серовым, который в 1905 году написал известный портрет актрисы. Серов долго и тщательно работал над ним, посещал спектакли с участием Ермоловой, приходил к актрисе домой. Он хотел представить Марию Николаевну не только как великую трагическую актрису, но и как незаурядного человека.

Поэтому величественная поза Марии Николаевны Ермоловой на портрете Серова, не может заслонить ее обаяния. Она лишь указывает на то, что перед нами именно актриса, а нарочито упрощенный интерьер картины говорит о том, что внутреннее содержание Ермоловой как человека гораздо проще и глубже.

В каждом образе, созданном ею на сцене Малого театра, будь то Иоанна д'Арк из «Орлеанской девы», Мария Стюарт из одноименной трагедии Ф. Шиллера или Федра Расина, актриса обязательно передавала собственное видение характера ее героини. Она всегда тщательно изучала эпоху по различным документам, знакомилась с приемами речи и поведением людей далекого прошлого. Поэтому созданные ею образы и потрясали зрителей своей достоверностью и художественной выразительностью.

Мария Николаевна Ермолова вошла в историю русской культуры и как замечательный мастер художественного слова. Она одной из первых начала выступать с литературными концертами, для которых составляла композиции из стихов Пушкина, Лермонтова, Некрасова.

О художественном вкусе Марии Ермоловой можно написать специальную книгу. Она всегда умела выбрать себе костюм, искусно подобрать его цветовую гамму. Актриса приходила в театр за два часа до спектакля, тщательно гримировалась и долго настраивалась на исполнение роли.

Любопытно, что она никогда не занималась педагогической деятельностью, поскольку считала, что не обладает необходимыми для этого сценическими данными и талантом.

После революции, Мария Ермолова первой была удостоена звания народной артистки республики. Русская общественность широко отметила 50-летие ее сценической деятельности. Подобное творческое долголетие встречалось не часто в истории русского театра.